"Очень скоро у нас будет классная армия" - киборг "Богема"

Общество
25.02 20:47
29565
0

За месяц-полтора враг может подготовить новый прорыв

Андрей "Богема" Шараскин с Добровольческого украинского корпуса приехал на три дня из Мариуполя в Киев для переговоров в Министерство обороны. Он полночи провел за рулем и спал всего несколько часов. Поэтому устал и голоден. Впервые вижу "Богему" не в камуфляже и без любимой губной гармошки - подарка волонтеров. Заказываем небольшой завтрак в "Докер пабе" на Подоле. Из напитков он предпочитает только томатный сок, спиртного не употребляет.

В мирной жизни Шараскин - актер и режиссер, работал в нескольких западноукраинских театрах. Отсюда его позывной "Богема". Разведен, у него есть дочь. Воюет в составе Добровольческого корпуса "Правого сектора". Рассказывает, что в Мариуполе перемирие придерживаемся только мы. Морская акватория закрыта для водного транспорта. Но ночью слышно, как подплывают российские катера, нагруженные оружием и диверсантами. Наши пограничники вынуждены сохраняют режим тишины, хотя должны стрелять на поражение врага. "Богема" объясняет, что противник играет не по правилам. И рефери в этом поединке нету. Поэтому если бьют ниже пояса, нужно хладнокровно давать сдачу.

Какие настроения у жителей Мариуполя?

- Население там уже привыкло к канонадам, которые им хорошо слышно. Город живет обычной размеренной жизнью - работают бары, магазины. В Мариуполе дислоцируется восьмая рота "Аррата", где командиром друг "Червень". 80% жителей города настроены пророссийски. Наши ребята часто ходят в гости в трудовые коллективы. Иногда возникают горячие дискуссии. Некоторые готовы с пеной у рта убеждать, что Мариуполь обстреливают НЕ сепаратисты, а украинские войска. Когда по улицам едут наши воины, им могут показать фак или разбить лобовое стекло. Ничего удивительного, ведь эти люди много лет смотрели только российские каналы, и сейчас продолжают. Патриотов в городе мало, но они объединены - это очень важно. В отличие от Донецка, в Мариуполе было больше времени, чтобы сориентироваться и обезвредить провокаторов. И вовремя ввели наши войска. Это сломало написаный в Кремле сценарий, когда сначала в город заходят бабушки с иконками, а за ними - российские солдаты.

После Иловайская вместе с другими добровольцами "Правый сектор" создал альтернативный координационный центр, который уже окрестили "вторым Генштабом". Объясните, о чем идет речь.

- Все военные операции мы согласовываем с Генштабом и командующими секторами. Но батальонам нехватает коммуникации на уровне комбатов, командиров рот. Стоит одна бригада, рядом - другая. Спрашиваешь: ребята, кто и что там? "Не знаем". Что делать, когда ночью в тепловизор ты видишь группу вооруженных людей? Конечно, стрелять. А оказывается, это - наши! Многие ребята пострадали от дружного огня. Поэтому и возникла идея "общественного" штаба, куда можно приехать и сказать: "Петя, Вася, мы выдвинулись - не дай Бог, покрошите наших, будет беда". Это что-то вроде братства. В нем готовы участвовать до 20 добровольческих батальонов. Хотя инициатива была не наша. Несколько комбатов обратились к Дмитрию Ярошу, и он поддержал идею.

В таком штабе существует опасность "слива" информации?

- Утечка всегда возможна. Особенно после громкого пиара, который сопровождал создания нашего тактического центра. Есть опасность, что у него будут пытаться пролезть люди с целью сбора информации о расположении батальонов, рот. Поэтому внутренняя служба безопасности проверяет кандидатов. И фильтрует всю информацию: что можно рассказывать, а что - нет.

Что сейчас происходит в поселке Пески, где уже давно воюет "Правый сектор"?

- Несколько дней назад у нас было два "двухсотых". Враг бьет по нашим позициям "градамим", "ураганами". Протиснувшысь в Дебальцево, они могут двинуться на Пески, Мариуполь. Они подтягивают силы. Думаю, через месяц-полтора будут готовить новый прорыв. У нас остается мало времени на укрепление армии, которая рождается из нуля. Думаю, для России стало неожиданностью, что Украина вообще может сопротивляться. И первыми на фронт ушли добровольческие батальоны.

Каким был первый день после объявления перемирия?

- Первые два дня никто не стрелял. Тишина стояла гробовая! Но мы понимали, что это лишь - затишье перед бурей. Это уже не первое перемирие. Никаких иллюзий ни у кого нет. Сейчас нужно грамотно отходить на запасные позиции. Создавать сильную армию. И пристально следить за экономикой. Есть хороший опыт Израиля. Эта страна много лет воюет, но это не помешало ей построить мощную экономику. А наши до сих пор по привычке ловят рыбку в мутной воде. Нужно запомнить, что соседа мы не поменяем. Он уже проявил себя во всей красе. Нам нужно принимать законы о военной службе, создавать частные военные компании. Сейчас в парламенте готовится законопроект об участниках боевых действий. Им можно будет урегулировать много юридически спорных моментов. Нужно также позволить людям иметь короткоствольное оружие для самозащиты. У бандитов оно уже давно есть. Писатель Лесь Подервянский классно сформулировал нашу национальную идею от ... ться от нас. А дальше, как у Шевченко: в своем доме своя правда и свобода.

Какие украинские подразделения, на ваш взгляд, воюют лучше?

- Здесь все зависит от командира. Одна рота - мотивирована, ну просто шикарная! А в другой ходят, спиваются. Хорошие воины - в 95, 79, 93, 128 бригадах. Недавно пошла очень положительная тенденция: Генштаб повышает низовых командиров. Красавчик, замечательный профессионал "Майк" был комбатом, а сейчас - комбриг. Заместителя комбрига "Самару" перевели руководить в другую бригаду. Командиров рот повышают до комбатов. Это мужики, которые днюют и ночуют со своими людьми. После года войны они понимают и умеют очень много. У людей включилась инициатива, которую, слава Богу, начали поддерживать "наверху". И они гордятся, что являются военными! Скоро у нас будет классная армия. А наши низовые командиры вообще герои.

Кажется, военные не очень любят перемирие. Армия способна стоять, ждать? Или люди начинают сходить с ума?

- Людям нужно озвучить четкие задачи. До сих пор толком так и не сформулировано, за что мы воюем. Да, мы идем на договоренности. Никого не надо обманывать. Но есть демаркационная линия, вдоль которой мы закрепились. Конечно, как нормальное государство, у которого забрали Крым и другие территории, мы будем их возвращать. Прежде мы должны это озвучить нации, армии, командирам.

Пески и в дальнейшем останутся под нашим контролем?

- Приказа готовиться к отступлению у нас нет. Наоборот, стоит задача отсекать разведывательно-диверсионные группы. Не позволять им продвинуться ни на километр. Но если военные примут решение отходить - мы не самоубийцы. Сами, без артиллерии фронт мы не удержим.

Когда Добровольческий корпус легализуют?

- По линии мобилизации есть недобор, между тем наш Корпус собрал уже 15 батальонов. Часто к нам просятся военные, еще осенью перешла целая рота с Нацгвардии. Ребята отбыли отпуска, а потом попросились к нам. Говорят: ну, теперь мы хоть нормально повоюем! У нас такое братство - похоже на Сечь. Все просто, понятно и по-честному. Или ты заслужил у собратьев уважение, или нет. Есть 4 большие тренировочные базы и много маленьких полигонов по всей Украине. Вся инфраструктура готова, больше ничего не надо создавать. ДУК мог бы стать отдельным, полноценным подразделением - как Нацгвардия. Мы готовы подчиняться Главнокомандующему, начальнику Генштаба, по министерской вертикали. Но средний властной "веточке" повиноваться не будем.

Может, вас под "крышу" СБУ забросить?

- Можно и туда. Мы много их функций выполняем, проводим совместные операции. Участковые милиционеры часто к "Правому сектору" обращаются, когда не имеют возможности вызвать группу захвата. Мы выезжаем, проводим операцию. Задержанных передаем СБУ.

Много у вас военных профессионалов?

- Я скажу, что их доля весома. Помните время, когда в армию не брали афганцев, спецназовцев, людей среднего возраста? Многие из этих людей воюют у нас. И с дисциплиной у нас все в порядке.

Это правда, что у вас наказывают розгами?

- Буками. Есть дисциплинарный устав, в котором четко прописаны все наказания. Переламывают 5 или 10 буков и бьют ниже спины. В документальном фильме "Добровольцы Божьей четы" "Игнат" не туда завел людей по карте и получил за это 10 буков. Давать буки может лишь тот, кто когда-то их сам получал. Мне сначала это казалось странным, чуть не варварством. Но это работает. В этом есть определенный мужской момент: ты заработал, поэтому должен искупить. Унижение человеческого достоинства в этом нет. Получил буки, пошел в карцер. Потом обязательно должен еще сказать "спасибо за науку".

Хорошо, когда парню 18. Если дяде 60 лет?

- Я был свидетелем и таких наказаний. Все они были восприняты спокойно. Я еще не слышал, чтобы кто-то обиделся.

Как здоровье Дмитрия Яроша, который недавно был ранен? Выздоравливает?

- Вчера виделся с ним. Сегодня у него предстоит операция. Врачи ему складывают кости правой руки. В дальнейшем планируется еще несколько операций. За месяц-полтора ему поставят искусственный сустав. Там в руке нет где-то сантиметров 10 кости, полностью отсутствует сустав. Вены с ноги перешиты на руку. Все в швах. Врачи "впаивают" ему в руку нервы - это чудо, что он двигает пальцами. Ярош человек большой силы духа. Во время последней встречи он сказал: еще дам им шанс сделать 1-2 операции. Побуду в больнице еще где две недели. Пусть только железо снимут и замотают руку в гипс. А тогда он убежит на фронт.

Теги: Киборг, Богема, Ярош, АТО

ИНТЕРЕСНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПолитикаВыбор редакцииРасследование22.01
ПолитикаВыбор редакцииРасследование18.01
Loading...

Выбор редакции


ПолитикаВыбор редакцииРасследование08.01
ПолитикаВыбор редакцииРасследование05.01
ОбществоВыбор редакцииРасследование03.01
все лучшие материалы по версии редакции ›

Фото та відео

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

Подписывайтесь на нас в социальных сетях, чтобы всегда быть в курсе самых новых новостей и событий

Вверх