"Украина не победит, пока не начнет влиять на политику внутри России"

Общество
24.04 17:30
Илья Лукаш
8082
0

Российский оппозиционер Ольга Курносова переехала в Киев в октябре 2014 года. На родине она возглавляла комитет солидарности с Майданом и Антивоенное движение. После того, как за ней организовали служку и обыскали квартиру, бежала из Москвы. В Киеве создала организацию "Европейский выбор России".

Политическую карьеру Курносова начала депутатом Петербургского городского совета в 90-93 годах. Была сооснователем Гражданского фронта Гарри Каспарова и членом правления движения "Солидарность" Бориса Немцова.

Мой послужной список достаточен, чтобы не оставлять меня на свободе в России. Я была организатором практически всех крупных оппозиционных акций в Петербурге в последние 10 лет. Вместе с единомышленниками мы создали Комитет солидарности с Майданом, который перерос в Антивоенное движение.

Мы вышли с транспарантом "Не будет свободы – будет Майдан" 2 февраля прошлого года на акции в поддержку "узников Болотной". Это была самая громкая кричалка того митинга, на которую обратили внимание все СМИ.

2 февраля 2014 года активисты пронесли улицами Москвы лозунг солидарности с Майданом

В России за выход на митинги можно получить больше, чем за убийство, – 5 лет тюрьмы. Три нарушения законодательства про митинги за полгода, и против тебя заведут уголовное дело.

Я не хотела на себе проверять карательность путинской системы, поэтому уехала. Мою квартиру в Москве взламывали. Перед митингами за организаторами следили, даже не скрываясь. В 2008 году против меня возбуждали уголовное дело за покупку банки икры в Астрахани. Шили "скупку краденного", так как на эту икру у меня не было чека. Однако тогда у судьи не хватило духу приговорить меня к чему-то серьезному. Мне выписали штраф в пять тысяч рублей. В 2014 году, спустя 7 лет после инцидента, против меня возбудили дело за неуплату этого штрафа! Мне пришлось пикетировать здание ФСБ на Лубянке, чтобы получить право на выезд. Через полчаса мне позвонил следователь и сказал, что проблем с выездом у меня нет.

В последние три дня, которые я была в России – полицейские находили места моего проживания в течении суток. Если есть команда – придумают что хочешь, чтобы посадить неугодного. Задерживают, например, за участие в митинге на 10-15 суток, а за это время находят новое дело.

Российские оппозиционеры давно привыкли к тотальной слежке. Телефоны прослушивают постоянно. Перед крупными акциями за нами ходили не скрываясь. Я уже знала в лицо своих преследователей. Мой бойфренд даже как-то предложил им коньяку морозной ночью. Они согласились, но попросили его отпить сначала самому, чтоб проверить, не отравлен ли коньяк. Правда, это не помешало им проколоть шины нашей машины.

На Марш мира 24 сентября прошлого года в Москве пришло около 200 тысяч человек

Два моих друга вышли на одиночные пикеты в поддержку Надежды Савченко в Москве. Одного из них повязали прямо у метро, он даже не успел развернуть плакат. За это он получил 35 суток ареста и уголовное дело "за неоднократное нарушение законодательства о митингах".

Антивоенные протесты – это самое важное, чем необходимо заниматься российской оппозиции. Нет ничего актуальнее антивоенных протестов, когда идет война! Особенно, когда твоя страна напала на другую.

Когда в стране есть революционная ситуация – достаточно спички, чтобы все загорелось. Когда ее нет – ситуация принципиально не изменится даже при самых страшных преступлениях власти. Именно поэтому в Кремле знали совершенно точно, что убийство Немцова к революции не приведет.

Убийство Немцова показало, что российская власть не бездумно закручивает гайки, а приучает общество все к новым граням дозволенного. Вот убили, сейчас затихли и наблюдают.

Не бывает успешной революции без участия националистов. Посмотрите на ту же Грузию и Украину. Вместо привлечения широких кругов к смене власти – в российской оппозиции с завидным постоянством возникает узкая либеральная конструкция. Кремль прекрасно понимает опасность организованного идейного национализма. Именно поэтому они раскололи правый фланг. Тот же Саша Белов (глава организации "Русские" - ред.) сидит именно за позицию в поддержку целостности Украины. После прихода к власти этим силам нужно найти применение. Это ж как серфинг: или волна тебя расплющит, или ты ее оседлаешь. Те, кто смогут эту силу упорядочить и реализовать в революцию – и возглавят страну.

В России бессмысленно надеяться на выборы, власть сменит только революция.

Я не могу говорить о каких-то лидерах оппозиции, поскольку считаю, что убийство Немцова закрывает либеральный этап смены власти. Либералы не могут 15 лет объединиться против Путина, именно они боялись создавать коалиции то с левыми, то с правыми. Только широкая идеологическая коалиция позволяет сменить политический режим. Именно это показал Майдан. Новое объединение партии Навального, "Солидарности" Немцова и Михаила Ходорковского из эмиграции – абсолютно либеральный проект.

Я считаю, что пассионарный заряд есть только у них. Политики путинского поколения не имеют идей. Они привыкли измерять политику пиаром и деньгами.

Одна политическая сила никогда не может сделать революцию. В любой коалиции будет центр и будут "крылья". Если картинку новой России сделать привлекательной, включить туда адекватные лозунги националистов, приемлемые требования "левых" - это позволит создать серьезную силу.

Нынешние российские оппозиционеры – не революционеры. Почитайте последнее интервью Ильи Яшина (соратника Бориса Немцова по движению "Солидарность" - ред.), в котором он прямо говорит: "Я не собираюсь делать в России революцию". Я понимаю, что подобные заявления – билет в один конец и понятно, куда именно. Именно поэтому я приехала в Украину. Тут я могу говорить то, чего никогда не смогла бы сказать в России.

Внутри сегодняшней России невозможно вырастить революцию. Я считаю, что это нужно делать из Киева. Тут идут очень активные политические процессы, Киев – родина нашей цивилизации, нравится это кому-то или нет. Я знаю многих россиян, которые переехали в Латвию, Германию или еще там куда-то. Вместо активности – они увязают в бытовой рутине. Сначала ждут статуса, потом долго решают бытовые вопросы. А тут мы ощущаем свою ответственность за российскую агрессию, вынуждены действовать, быть активными.

Оппозиционный марш 31 августа 2010 года в Москве

Мы проходим регистрацию организации "Европейский выбор России". В Украине многие думают, что европейские ценности – не альтернатива для России. Я же считаю, что именно европейские корни – единственный правильный выбор. Нужно просто правильно сформулировать лозунги.

Моя задача – пугать вас приходом к власти своего Путина. Нельзя допустить, чтобы украинское общество разочаровалось в строительстве европейской системы власти и захотело "жесткого лидера". Это будет повторение новейшей российской истории.

Российские либералы мечтали и бредили о своем Пиночете. Именно они хотели лидера, который придет и жесткими методами реализует либеральные реформы. Вот вам, пожалуйста, и Путин! Да, вот такой кривой-косой Пиночет. Тот хотя бы ушел в итоге из власти сам, с Путиным так не получится.

Российской элите 90-х не нужна была ни конкуренция, ни демократия. Им был нужен гарант их благополучия у власти. И они это получили. Извините, где сейчас тот же Чубайс? До сих пор пилит бабло. А потом приходит на место убийства Немцова и говорит: "Нам всем нужно остановиться". В чем остановиться? В том, чтоб пилить бабло? Так кто ж тебе мешает?

В Украине до сих пор не готовы влиять на политику внутри России. Тут боятся даже думать об этом. Хоть сама Россия давно и очень нагло играет в свои игры тут. Никуда не делась агентура, которую насаждали много лет, никуда не делся Медведчук и миллионеры, которых подкармливали из России в качестве агентов влияния. А вы продолжаете бороться с последствиями, вместо того, чтобы начать собственную игру.

Либо вы начнете действовать внутри России, либо на смену Путину придет еще более страшный для вас лидер. Геополитические конфликты невозможно решить внутри страны или на территории дружественных тебе стран. А украинская власть сосредотачивает усилия на Европе и США, где их и так встречают "на ура". Пока вы не научитесь так же сильно играть внутри России – вы не победите на Востоке.

В России нужно менять не лидера, а систему. Если завтра просто поменять Путина на Навального, ничего по сути не изменится. И это даже не гарантирует остановки войны на Востоке Украины.

Нельзя говорить, что россияне – рабы. Советский Союз совершенно целенаправленно уничтожал национальную идентичность во всех республиках. Самый сильный удар получили Россия и Украина. Наши страны вышли из "совка" самыми обескровленными. Но если в Украине, благодаря двом революции, сформировалась политическая нация – россияне так и не стали нацией. Смогут ли вообще в ближайшее время русские стать народом – вопрос, от которого зависит целостность страны.

Я знала Немцова не один год. Он не верил, что его могут убить. Это его мама этого боялась и время от времени об этом говорила.

Кремлю отчасти выгодна история с "мостом Немцова". Им не опасна борьба за народный мемориал, их пугает борьба против системы. Именно поэтому они все время вкидывают в оппозиционное пространство какие-то фейки, на которые отвлекают внимание общества.

Основное отличие между украинской и российской оппозицией – это готовность к самопожертвованию. Если бы в Украине не было такой готовности – Майдана бы не было. В России же мы видим абсолютную не готовность лидеров к жертвам.Вспомните, как на Майдане стояли подростки-идеалисты. Ведь потом многие украинские политики говорили мне, что без них, этих студентов и подростков, революция могла бы и не состояться.

Идеальное место для украинских националистов в Украине оказалось на фронте. Адекватным силам всегда можно найти применение и в мирной стране. Это просто искусство управления.

Задержание на оппозиционном митинге в Санкт-Петербурге 31 августа 2011 года

Российские оппозиционные СМИ играют с Кремлем в "договорняки". "Эхо Москвы" может сколько угодно критиковать власть, но когда нужно – они скажут, что "украинские каратели обстреливают Донецк". Именно такую формулировку я слышала на "Эхе" в июне прошлого года.

Если у тебя нет идеалов в политике – ты проиграешь. Конечно, можно проиграть и когда идеалы есть. Но без них – ты точно не выиграешь.

Даже в эпоху "позднего совка" было понятно, кто принимает решения в Кремле, кто ответственен за ключевые голования. Даже решение о вводе войск в Афганистан формально голосовалось. Сегодня же мы понятия не имеем, кто принимает решения в Кремле. В этом и есть ужас.

Путин – совсем не Сталин, и даже не Сталин-лайт. У того кроме кителя, пусть двух-трех кителей и одной кровати, ничего и не было. У Путина вся семья живет за границей, а вся страна покрыта его раскошными резиденциями.

Путин не является жестким лидером. Его жесткость – это продукт для внешнего употребления. При нем даже ельцинская околовластная элита не поменялась. Пиаровская оболочка – это грозить кулаком НАТО, Европе, США. Настоящее содержание – это боязнь отключения СВИФТа, запрета на продажу нефти и прочее. Он не готов и не будет восстанавливать "железный занавес". Он просто пользуется бессилием европейских лидеров, потому что знает - каждый его "наезд" встретит трусость и бездеятельность.

Его брутальность – следствие уверенности в том, что ему никто не будет противостоять. Это все равно, что бой дворового забияки с Кличко. Он же просто убежит с места боя! Вот Путин этим и пользуется. Он не политик, а разведчик. Профессионализм разведчика в мастерстве разводок: где-то не договорить, где-то соврать в глаза, где-то симитировать. Почему политики на западе не врут так нагло? У них есть независимые СМИ, политическая оппозиция, которые уничтожат вруна в считанные дни!

Сразу же после убийства Бузины я сказала, что это сделали ФСБшники. Им важно навязать нам мысль, что политические убийства – это норма политической жизни.

Я уехала из России с двумя полиэтиленовыми пакетами. В Киеве первым делом пришлось покупать носки и средства гигиены. Бежала из Москвы по всем правилам конспирации. Купила новую сим-карту на паспорт подруги и поехала маршруткой в Беларусь. Билет на самолет взяла в Минском аэропорту за 40 минут до вылета.

Когда я заехала в квартиру в Киеве, там не оказалось ни вилок, ни ложек. Вот посуда была, а ложек – никаких. Я неделю помешала сахар ножом, а потом написала в Фейсбук просьбу о помощи. Буквально на следующий день, кроме ложек и вилок, мне принесли банку горошка, варенья и что-то там еще.

На короткой дистанции политики-вруны всегда побеждают, но на длинной – проигрывают. Именно поэтому политическое поражение Путина – неизбежно.

Автор материала: Илья Лукаш

ИНТЕРЕСНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

ПолитикаВыбор редакцииРасследование16.01
Loading...
ПолитикаВыбор редакцииРасследование16.01
ПолитикаВыбор редакцииРасследование08.01
ПолитикаВыбор редакцииРасследование05.01

Выбор редакции


все лучшие материалы по версии редакции ›

Фото та відео

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

Подписывайтесь на нас в социальных сетях, чтобы всегда быть в курсе самых новых новостей и событий

Вверх