Детский омбудсмен Николай Кулеба: "Каждый седьмой ребенок страдает от насилия в семье"

Общество
14.12 20:11
Алена Вовченко
44562
1

Современное украинское общество редко чем можно удивить. За последние годы наши сограждане слишком равнодушно относятся ко многим ужасным вещам, а масла в огонь подливают и политики, регулярно становясь повесткой дня с обсуждениями как в социальных сетях, так и на кухнях рядовых граждан.

Но голодная смерть малыша практически в центре Киева возмутила такой, казалось бы, привыкший ко всему социум.

6 декабря в Киеве полиция обнаружила в квартире труп мальчика возрастом 1 год и 11 месяцев и его полуживую, на год старше сестренку в бессознательном состоянии. Как оказалось, детей одних в квартире без еды и присмотра оставила 20-летняя горе-мама Владислава Почапко, которая все это время провела у любовника. Смерть малыша Даниила наступила от голода и истощения, сейчас медики пытаются помочь его старшей сестренке Ане.

О небанальной трагедии, всколыхнувшей Украину, и о жизни детей "Знай" поговорил с детским омбудсменом, уполномоченным президента по правам ребенка Николаем Кулебой.

- Николай Николаевич, история с голодной смертью малыша не оставила никого равнодушным. Что произошло на самом деле?

- Я каждый день узнаю новые шокирующие подробности этой трагедии. Меня заинтересовало, что стало ее причиной, поэтому поговорить пришлось со всеми участниками. Мама детей – Влада – воспитывалась в неблагополучной семье.

Ее мать имела 4 детей от трех разных мужей, все эти мужчины ее били, со всеми она в свое время развелась. Дети росли без родителей, маме приходилось много работать, так что внимания детям достаточно она уделить не могла. Влада с 13 лет начала воровать в школе – ее мать очень неохотно призналась, что ее вызывали по этому поводу в школу. И сестры, и мама Влады рассказывают о том, что она была скрытной девочкой.

С 13 лет Влада начала вести половую жизнь, а в 16 оказалась в Киеве, где забеременела, кстати, тоже при интересных обстоятельствах. С будущим мужем Алексеем она познакомилась уже будучи беременной. До этого она общалась с несколькими мужчинами и всем заявляла, что беременна именно от него, требуя компенсацию. Но Алексей принял ее такой, какой она есть – дочь записал на свое имя. Потом она родила от него и второго ребенка – мальчика. Этого малыша как раз и довели до смерти.

По словам папы детей, в семье начались скандалы и конфликты, Влада хотела хорошей жизни, денег, гулять с подружками. По его словам, не менее 4 раз к ним выезжала полиция. Меня удивило, что полицейские никуда не сообщили о проблемной семье. В конце концов, Влада решила выгнать Алексея и закрутила роман с крестным одного из детей – Антоном. От него она родила еще одного ребенка – девочке сейчас 1,5 месяца и она на попечении у папы и у бабушки. Некоторое время назад она через социальные сети начала просить помощи на двух старших детей, регулярно рассказывая страшные истории – дескать, у старшей дочери рак, кому-то говорила о гидроцефалии.

Пользователи требовали подтверждающих документов, чтобы помочь женщине. Но с документами она постоянно затягивала, обещая показать их со дня на день. Уже сопоставляя факты и общаясь со всеми участниками, я сделал вывод, что детей к смерти она доводила намеренно и постепенно. Дети и до этого случая оставались сами в квартире, без еды.

Иногда она появлялась, кидала им что-то и опять уходила – к новому мужу и младшему ребенку. По моему мнению, Антон такой же соучастник преступления, потому что он знал, что там, в квартире, совсем одни, находятся дети.

- А как же Алексей, бабушка, остальные родственники?

- Со слов первого мужа и бабушки, Влада всячески препятствовала, чтобы дети виделись с отцом и бабушкой. Иногда Алексей приходил вместе со своей матерью – бабушкой детей, чтобы не вызывать скандал и увидеться с малышами. К тому же он боялся, что Антон может его побить. Полгода назад Влада с детьми переехала на новую съемную квартиру и обрубила все концы.

Читайте также: Новогодний стол: чем будем закусывать в этом году

Сестра Влады утверждает, что та требовала у нее денег на лечение старшей дочери. И 24 ноября даже присылала фото ребенка – малышка была обезвожена, с потрескавшимися губами и выглядела действительно ужасно. Влада просила денег. Эту же фотографию она отправила своим подругам в социальных сетях. Фото измученного ребенка она отправила 24 ноября, а уже 28-го она закрыла детей одних. 5 декабря она списалась с подругами, что может предоставить фото больных детей и даже какие-то документы о болезни, а 6-го уже малыш был найден мертвым. То есть, получается, она умышленно морила детей голодом, чтобы собирать деньги… Пока что другого понятия я для себя найти не могу. Сестра мне рассказала, что видела малышку в августе и заметила, что уже тогда она отставала в развитии.

- В каком состоянии сейчас пребывает выжившая девочка?

- Состояние тяжелое, хотя ее жизни сейчас ничто не угрожает. Но чтобы восстановить психическое здоровье – нужно время. Мы ожидаем, что девочке в ближайшую неделю станет лучше и с ней начнут работать психологи, но как я уже сказал, малышка здорово отстает в развитии – видимо, ею никто не занимался. Я увидел, что она может сказать несколько слов.

Но когда видит какой-то девайс – вроде телефона, то обязательно тянется к нему, может часами смотреть мультики. Видимо, с ребенком почти не разговаривали, а мама предпочитала ткнуть в руку телефон или планшет с мультиками. Потому из этого сейчас состоит весь мир ребенка, так она развивалась, к такому привыкла.

- Что сейчас с Владой?

- Суд принял решение задержать ее. По поводу раскаяния, могу сказать, что на допросе никакого раскаяния не было. Она сказала, что не знала, как обращаться с детьми, и не знала, что, если их не кормить – они могут умереть. Сейчас с ней работают адвокаты, но к ней достучаться практически невозможно. Идет следствие, следователи должны собрать все факты и доказать ее умысел.

- К сожалению, довольно много детей растет в семьях алкоголиков и наркоманов. Есть ли какой-то механизм – что делать в такой ситуации?

- Действенный механизм здесь один – вызывать полицию, чтобы она зафиксировала этот случай. Семьи, как и случаи, бывают разными – но, если ребенка избивают, он заперт в квартире и плачет, для него есть угроза – нужно действовать.

Полиция должна зафиксировать, что ребенок в опасности. Поэтому, даже если родители успокоились, в заявлении нужно указать, что были слышны крики, например. Потому что полиция не всегда может зафиксировать – благополучна ли семья, или нет. Они могут приехать, увидеть, что все нормально, дети спят, накормлены и им ничто не угрожает.

Необходимо рассказать правоохранителям, что случилось, как часто это случается, также настоять на том, чтобы полиция оформила эти факты и доложила в службу защиты детей, и в социальную службу. Если человек не боится мести нерадивых соседей – можно даже самому написать заявление в эти органы, плюс заявление на имя главы администрации – администрация затем распишет сверху по вертикали в соответствующие органы, чтобы занялись этой семьей.

Указывать нужно все факты: начиная от криков детей и заканчивая – ходят ли они в садик или в школу. Тогда к делу подключится еще и орган образования. Если ребенок постоянно болеет, не получает ухода – можно написать в департамент здравоохранения. Тогда это должно быть рассмотрено тщательным образом, но 100% гарантии, конечно же, никто не даст. Каждый регион имеет свою специфику – вполне реально, что в каком-то районе и социального работника нет. У нас сейчас просто катастрофическая ситуация с социальными службами.

- Почему?

- В службе по делам детей постоянное сокращение – профессионалов осталось очень мало. К тому же у нас нет системы подготовки соответствующих кадров. Вот приезжает соцработник – а может он реально оценить, есть ли угроза жизни ребенку? В 90% случаев наша система работает уже с последствиями – ага, случилась трагедия, давайте будем разбираться с последствиями. А надо бы начинать с профилактики, чтобы такого не случалось.

Получается, мы готовы лечить покалеченного ребенка, лишать родительских прав, когда случилась беда, а вот чтобы не допустить такого – здесь наша система, увы, не работает. Вот и в этом случае со смертью малыша – минимум четырежды вызывали полицию, но информацию никуда не передали. А может быть, если бы передали, и к маме был приставлен соцработник, трагедии не случилось бы? Вот вам и реформированная полиция, которая не знает, как работать с детьми… Именно поэтому система не работает.

- Что стоило бы изменить?

- Очень тяжело менять то, что цементировалось десятилетиями. Если системе 100 лет, а люди в ней работают по нескольку десятков лет, то они и не настроены работать по-другому. А нужно строить новую систему, которая основывалась бы на профилактике таких случаев.

- В чем состоит профилактика?

- По случаю смерти Даниила мной будет создана комиссия, в нее войдут центральные органы исполнительной власти, представители неправительственных организаций для того, чтобы мы на конкретном случае разобрали – где система дает сбой, и сделали изменения. Сейчас я вижу несколько проблем – те органы, даже если взять на уровне министерств, которые должны работать слаженно, – не взаимодействуют. А должны взаимодействовать и МВД, и Минсоцполитики, и Министерство образования – если есть такая проблема. Поступил сигнал от полиции – и все, подключиться на низшем уровне должны сотрудники других ведомств: педиатры, участковые, воспитатели, соцработники.

На самом деле эта ситуация мне напоминает разобранный автомобиль. Каждый держит в руках какую-то его часть – у кого-то руль, у кого-то колесо, у кого-то дверца. Все стоят и всем говорят, что это есть машина и она должна двигаться. Ага, двигаться. Значит, каждый с этой запчастью идет себе вперед – таким образом получаем автомобиль, который двигается. Но ведь это глупо двигать автомобиль по частям, если его можно сложить и поехать.

Я предлагал министру социальной политики пригласить специалистов – он отказался. Социальная служба утверждает, что им не до этого – у них реформы. В полиции от меня отмахнулись – дескать, у них тоже реформы. Получается, что детей в этих реформах нет, всем не до этого. Ну какие реформы – нигде, ни в одной развитой стране нет такого, чтобы соцработники работали по 8 часов пять дней в неделю. Эта служба должна работать круглосуточно, чтобы в любое время дня и ночи по требованию полиции выехать на место, в дом, где живут дети, и разобраться в ситуации.

И если ребенку ничего не угрожает – оставить малыша, а если угрожает – то и забрать. У нас это решение принимается на протяжении суток. То есть, давайте смоделируем ситуацию – имеем детей в опасности и должно быть немедленно принято решение забрать их из этой опасности. На протяжении суток должно быть постановление, нужно подождать, пока начнется рабочий день – пока все придут на работу. А в это время ребенок или гибнет, или становится калекой. Таких случаев у нас тысячи.

Вы не найдете статистики, от чего этот ребенок умер или получил травму – этого у нас просто никто не фиксирует. Получается, что система сама себя отбеливает. Когда три года назад у нас появились дополнительных 12 тысяч соцработников, они нашли 600 тысяч семей, где дети в сложных обстоятельствах. Сейчас таких семей вдесятеро меньше. Не потому, что они исчезли или исправились, просто сегодня некому их находить и фиксировать.

- Может быть, у государства нет денег для содержания армии соцработников?

- У государства находится 7 миллиардов гривен, чтобы содержать детей в интернатах, а полмиллиарда гривен на то, чтобы как можно меньше детей оказались в интернатах – у государства нет? 12 тысяч соцработников, 600 тысяч проблемных семей – это полмиллиарда гривен в год. Кому-то эти люди помогут, а у кого-то, может быть, и стоит забрать ребенка от опасности подальше. Но давайте убедимся, что ребенок защищен, что ему ничто не угрожает.

- Забрать куда – в интернат?

- Почему сразу в интернат? Есть приемные семьи, дома семейного типа. 70 тысяч детей сейчас так воспитывается, если это дети-сироты. Я выступаю за то, чтобы на уровне территориальных общин создавать такие мини-системы, которые работали бы на профилактику.

- Это, опять же, деньги.

- Пока государство не поставит себе это за приоритет – денег на это никогда не будет. Вы заметили, что деньги всегда находятся на приоритет: началась война - и нашлись деньги на армию, например? Пока не будет приоритета, мы не сможем и зарубежных инвесторов привлечь.

Все регулярно говорят о внешней угрозе. Я же пытаюсь достучаться, что у нас реальная внутренняя угроза – наши дети в опасности, в том числе и в неблагополучных семьях.

Вот мы все говорим о борьбе с коррупцией. Но мало кто понимает, что борьба с коррупцией – это направление части денег на благополучие наших детей и на развитие и поддержку неблагополучных семей. Мы же не побеждаем коррупцию просто так или чтобы нас похвалили на Западе. Мы же для чего-то хотим победить коррупцию, чтобы в бюджете были деньги – а на что? Да на все – на дороги, школы, садики, больницы и на социальные службы, и на наших детей. Для того, чтобы дети ощутили, что жить проще, чтобы люди не боялись рожать детей и были уверены, что государство придет на помощь, если что-то произошло – если в семье ребенок с пороками развития, если случилось несчастье, что у нас будут специалисты.

- Как много в Украине сейчас детей с проблемами в семье?

- Каждый третий ребенок сегодня живет за чертой бедности. Как минимум, каждый седьмой ребенок страдает от насилия в семье. 150 тысяч детей имеют инвалидность и не могут ходить в школу или в садик. Каждый второй ребенок живет с одним из родителей, обычно это мама. Каждый 50-й ребенок живет в спецзаведении по типу интерната. Это более чем страшно.

- А сколько у нас всего детей?

- Если не считать оккупированных территорий – около 7 миллионов. Еще примерно 600 тысяч пребывает на оккупированных территориях. В 1991 году было 13,6 миллиона детей, а сейчас цифр снизилась до 7,6 млн. Как показывает статистика, с рождением каждого второго ребенка в семье, 80% семей попадают за черту бедности. Мы в первых рейтингах по детской смертности. И это уже вопрос национальной безопасности.

- Возможно, стоило бы разработать какую-то стратегию и поднимать этот вопрос на уровне Рады, правительства, президента?

- Работаем над этим. Уже определили, что самой уязвимой категорией детей в Украине являются дети в интернатных заведениях. Нами уже подготовлена стратегия по реформированию этих заведений. Она лежит на столе у президента.

- В чем состоит эта стратегия?

- Всего в двух вещах – создать на месте проживания ребенка такие условия, чтобы ребенок не "выпал" из семьи и получил там все необходимое. И второе – вывести детей из интернатов, а на их базе создать центры необходимых услуг – медицинских, социальных и т. д. Это нужно делать поэтапно. И 90% детей из интернатов эта стратегия, если она будет принята, поможет.

Рассчитана эта поэтапная стратегия на 10 лет. Кто-то возразит и скажет – как же без интернатов? Ну так можно взять опыт США или Германии. Есть небольшие институции – но они рассчитаны на 6 детей, где дети живут, как дома, и получают уход. Там нет заведений на 100–200 человек, как у нас. Да, у нас есть дети с инвалидностью, которых, возможно, не возьмут в семью, но не надо для них делать условия, как для скота.

Сегодня многие защищают животных, а меня удручает, когда молчат о детях. С 50-х годов интернаты считались заведениями несвободы, этакими детскими тюрьмами. И у нас сейчас 750 тюрем для детей.

Когда говорят, что лучше интернат, чем страдания в семье, я всегда отвечаю – ребенок не должен страдать ни в семье, ни в интернате. И мы не меняем условий, не улучшаем их, не пытаемся разобраться с интернатами. На все детские беды мы всегда отвечаем – так есть же интернат, отличная альтернатива. Это преступление! Интернатная система калечит детство, потому что это система коллективного присмотра. Это, как армия. Я очень часто общаюсь с детьми и знаю обо всех ужасах интернатов – детской дедовщине, обидах, избиениях, насилии над детьми.

Читайте также: Киевские власти идут наперекор реформе децентрализации

Поэтому единственный выход, который вижу – сконцентрироваться на сохранении семьи максимально, помочь ей с проблемами, чтобы ребенок рос в семье. Если это невозможно – детский дом семейного типа, приемные семьи.

Сейчас в интернатах 90% детей – это либо дети с инвалидностью, либо дети старше 10 лет, которых не хотят усыновлять – потому что это уже сформировавшаяся личность. Поэтому нам нужно провести оценку каждого ребенка с тем, чтобы вернуть его в семью или подыскать другую семью.

- Можно ли помочь семьям, которые добровольно отдают детей в интернат?

- Кому-то можно помочь, кому-то уже нет. Я не выступаю за то, чтобы давать им деньги – я выступаю за услуги. Если нужна помощь с работой – пожалуйста, нужна поддержка соцработника – тоже.

Может быть, ребенку нужна реабилитация, государство могло бы помочь. Только каждый 5-й ребенок с инвалидностью может посетить какое-то заведение специализированное или для реабилитации. В лучшем случае услуги по реабилитации можно получить в районном или областном центре. Поэтому не стоит осуждать родителей, решившихся на такой шаг. Мы, как государство, ничем не помогли родителям, и осуждать не имеем права.

- Кроме детей из неблагополучных семей, мы имеем еще детей в зоне АТО и детей-переселенцев. Есть ли точная цифра, сколько детей живет на оккупированных территориях.

- Приблизительно 600 тысяч, но точной цифры нет. И у нас около 250 тысяч детей-переселенцев. Жалобы у родителей таких детей, как и у всех переселенцев, – невозможно найти работу, жилье, не хватает средств.

- А что с детьми в "серой зоне"?

- Там ситуация более-менее уладилась, кроме разве что поселка Зайцево. В некоторых пунктах на линии разграничения дети не могут ходить в школу. Я и мои представители предлагали эвакуировать детей от опасности, но некоторые семьи не соглашаются. Помогают им в основном международные организации, есть и местные государственные программы. Нужно разрабатывать программу обеспечения этих детей, провести оценку каждой семьи.

Теги: Николай Кулеба. дети, насилие, интернат
Автор материала: Алена Вовченко

Комментарии

Гость
Гость
16.01.2017 / 09:56
Омбудсмену, Николаю Кулеба Красиво излагаете, главное убедительно и вызывает надлежащее сочувствие соотечественников, но я не об этом. Позволю немного о себе: Я- несовершеннолетний круглый сирота, воспитанный в приемной семье, стал жертвой насилия со стороны социальных служб, полиции, школы и в конечном итоге СУДЬИ, бывшая проститутка, лишенная возможности рожать собственных детей из-за огромного количества сделанных абортов ( психически больной человек обремененный властью КАРАТЬ !), сделала меня преступником, с участием прокурора и старшего следователя райотдела милиции. Таким образом, чтобы не сидеть в тюрьме я вынужден бомжевать и "скрываться от НАШЕГО ОТЕЧЕСТВЕННОГО ПРАВОСУДИЯ" ! Я не однократно обращался к вам письменно ( приложив массу доказательств ОБ ОТКРЫТОЙ ДИСКРИМИНАЦИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО с просьбой оказать ДЕЙСТВЕННУЮ помощь. Тем не менее, красиво писать и оказывать реальную помощь ДВЕ РАЗНЫЕ ВЕЩИ, вот в этом и вся наша ПРОБЛЕМА ДЕТЕЙ ! Говорим с высоких трибун, разрабатываем государственные программы, закладываем деньги в бюджет А ВОЗ И НЫНЕ ТАМ ! А почему !? Все очень просто ! Нет статьи в уголовном кодексе Украины за ДИСКРИМИНАЦИЮ ДЕТЕЙ ! НЕТ санкций для госслужащих, прокуроров и судей за уничтоженные человеческие судьбы! В Украине, как в правом государстве НИЧЕГО НЕ СТОИТ, ЧТО ЦЕНИТСЯ ОЧЕНЬ ДОРОГО - человеческая жизнь ! И никто не акцентирует внимание, что эта жизнь начинается с ребенка ! Я благодарен своим приемным родителям и в тоже время, мне их очень жаль, потому как, они понесли столько незаслуженных оскорблений, унижений, хотя воспитали меня ОЧЕНЬ ХОРОШИМ и добрым человеком, ЗА ЧТО ИМ И РЕШИЛИ МСТИТЬ незадачливые "гуманисты" с садистскими наклонностями, учителя, социальные работники, следователи, прокуроры и судьи. С наилучшими пожеланиями, беглый-бомж малолетка Палин Никита

ИНТЕРЕСНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Loading...

Выбор редакции


все лучшие материалы по версии редакции ›

Фото та відео

Юрий Береза: Процесс распада Российской империи уже начался
ЧтениеАналитика 27 февраля

Народный депутат фракции «Народный фронт», командир полка специального назначения «Днепр-1» Юрий Береза в интервью Politeka рассказал о качественных изменениях в украинской […]

МЫ В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ

Подписывайтесь на нас в социальных сетях, чтобы всегда быть в курсе самых новых новостей и событий

Вверх