В черновицком бюро судмедэкспертизы есть огромная книга с разметкой по горизонтали. Сюда ежедневно вручную вносят данные об умерших: возраст, причина смерти, дополнительная информация.

С недавних пор есть еще одно примечание — был ли человек болен COVID-19. В августе чуть ли не в один день здесь появились записи о двух умерших от последствий коронавирус: один был 1935 года рождения, другой — 2020-го.

Как коронавирус повлиял на работу судмедэкспертов и что они советуют тем, кто не верит в существование COVID-19, об этом рассказали в Reporters.

"Пригласили на похороны человек двести, из которых 40 или 50 потом оказались в больнице. А положительный тест на COVID-19 у того ребенка пришел из лаборатории только за два дня после похорон", - рассказывает о недавнем случае в городе 68-летний профессор, начальник Черновицкого областного бюро судебно-медицинской экспертизы Виктор Бачинский.

Популярные статьи сейчас
Владимир путин кряхтел, пыхтел и синел, когда появился с женщинами: "Я разделяю боль" Елизавета II ушла из жизни от рака, в королевской семье решились на правду: "Часто поражает пожилых людей" Почему приходится платить за доставку газа на основе годового потребления: украинцы не отстают от "Нафтогаза" Тина Кароль задрала ноги не хуже Ризатдиновой и показала мех: "Теплого цвета и натуральный теплый"
Показать еще

Говорит, несмотря на уговоры и заключение специалистов, которые после вскрытия даже без теста понимали, что самая вероятная причина - коронавирус, родители полугодовалого мальчика все же устроили массовое прощание.

В апреле Бачинский был одним из тех, кто поддержал решение временно прекратить вскрытия в бюро судмедэкспертизы. В отличие от патологоанатомов, которые исследуют тела по направлениям главных врачей и проверяют, при жизни Ли был правильно установлен диагноз, судмедэксперты работают с теми, кто умер вне медучреждения. Например, дома, в результате аварии, несчастного случая или в карете скорой помощи. Весной, в период частичной остановки работы, в бюро не проводили вскрытий тех, кто при жизни мог иметь подозрение на COVID-19. Принимая каждое такое решение, опирались, в частности, на показания родственников умерших. Виктор Бачинский до сих пор считает, что так было правильно.

Его коллега, 54-летний доцент Илья Беженар, возглавляющий в бюро отдел экспертизы тел умерших, наоборот, переживает, что весной судмедэксперты упустили время и не увидели на вскрытиях что-то такое, что могло бы помочь бороться с пандемией.

Хоть специалисты бюро предполагают, что коронавирус после остановки сердца активен в теле еще 8-10 часов, министерство рекомендует начинать вскрытие аж за сутки после смерти.

Захоронение в период пандемии обсуждают не только в бюро, но и по всей стране. Весной медики не до конца понимали, как обезопасить от заражения себя и близких умершего и при этом сохранить человеческое достоинство покойника. А сейчас, в постановлении №44, Минздрав выдал четкие правила прощания с умершими от последствий COVID-19.

«Присутствующие на погребении, — говорится в документе, — должны соблюдать дистанцию в 1,5 метра, не должны касаться открытых участков тела и проводить обрядовые поцелуи. Тела умерших должны быть обработаны дезинфекционным раствором. При избыточном образовании жидкости тело умершего должно быть также помещено в герметичный пакет-мешок».

Между тем Илья Беженар признается, что удивляется не только легкомыслию родственников покойников, но и их просьбам не упоминать в документах об обнаружении коронавируса.

"Родственники умерших боятся самоизоляции больше болезни. Они не переживают за общественное порицание или за то, что также являются больными и могут заразить кучу людей. Они просто не хотят, чтобы их закрыли на двухнедельный карантин", — пожимает плечами доцент.