Говорят, что суровые времена требуют суровых людей. Возможно, именно поэтому многие исторические личности первой половины ХХ века кажутся нам такими спорными и неоднозначными. Им приходилось действовать в условиях тотальной войны и волны насилия, которая захлестнула всю Европу и большую часть Азии. Украину эта волна задела очень сильно, и мы до сих пор не выстроили к ней однозначного отношения.

Одной из таких сложных фигур на политическом поле того времени был Карл Густав Маннергейм, который родился ровно 150 лет назад – 16 июня 1867 года. В родной Финляндии его считают героем, который в решающий момент вывел страну из кризиса. Но личность Маннергейма остается не такой однозначной. Часто ему в упрек ставят, например, сотрудничество с Гитлером во время Второй мировой войны. Но, как часто бывает в новейшей истории, не все было так просто.

Швед и русский офицер



Любой, кто хоть раз слышал финские фамилии, догадается, что Карл Густав Маннергейм был не финном. Скажем так, не совсем финном. Маннергейм был из финских шведов, компактно проживающих на юге и западе Финляндии. Исследователи биографии маршала установили, что предки его ещё в XVII веке переехали в Швецию из Гамбурга, а уже потом оказались в Финляндии.

Когда Карлу Густаву было всего 13 лет, его отец внезапно разорился и уехал из страны. А мать умерла через несколько лет. Оставшись сиротой, Маннергейм рос трудным подростком, и даже был исключен из финского кадетского корпуса. После чего решил поступать в Николаевское кавалерийское училище в Санкт-Петербурге, ведь Финляндия тогда была частью Российской империи, хоть и с очень широкой автономией.

Училище он закончил с отличием и сделал стремительную военную карьеру. Участвовал в Русско-японской войне, воевал на фронтах Первой Мировой и путешествовал в Китай в составе картографической экспедиции.

Регент Финляндии


Будучи монархистом, Февральскую революцию Маннергейм не принял. Уже осенью 1917 года он отбыл в родную Финляндию, чтобы поддержать ее независимость. На родине он оказался в центре политических интриг, потому что был невыгоден ни националистам, ни социал-демократам.

Дело в том, что в стране разгоралась гражданская война. Социал-демократы, опиравшиеся на русские части и Красную гвардию, готовили переворот, а националисты пытались не допустить этого, заручившись поддержкой немцев и шведов.

С одной стороны, монархист Маннергейм, естественно, не любил большевиков и даже строил планы по взятию Петрограда. Но с другой – с немцами он тоже успел повоевать, и считал, что союз с Германией угрожает независимости Финляндии.

Взяв на себя командование армией, он разбил большевиков, но победа не принесла ему удовлетворения. Правительство Финляндии успело заключить соглашение с немцами, которые начали претендовать на командование финской армией. В знак протеста Маннергейм подал в отставку и уехал в Швецию, а оттуда подался в Лондон, чтобы заручиться поддержкой Антанты.

Именно в Лондоне его и встретило известие о том, что он назначен регентом Финляндии. Германия, на чью помощь так надеялось финское правительство, капитулировала, так что в долгосрочной перспективе Маннергейм оказался прав.

Советско-финская война



В межвоенные годы Маннергейм продолжал занимать руководящие должности в финской армии, активно вел дипломатические переговоры с разными странами Европы.

Параллельно у Финляндии шли очень тяжелые переговоры с СССР. Сталин хотел обезопасить Ленинград в случае войны и отодвинуть советско-финскую границу севернее, а взамен предлагал в два раза больше земли в Карелии. Финны отказывали.

После того, как в 1939 году спор о территории перерос в войну, Маннергейм был назначен верховным главнокомандующим и взял на себя оборону страны. Знаменитая оборонительная «линия Маннергейма» сумела выдержать первый натиск Красной армии, обладавшей значительным численным превосходством. К сожалению, маленькая Финляндия не смогла противостоять Красной армии до конца, так что в итоге пришлось идти на уступки и отдать Советскому Союзу 12% своей территории.

Несмотря на это, мужество финских солдат и талант Маннергейма сыграли свою роль. Легкой войны не получилось, «советам» пришлось заплатить жизнями почти 200 тысяч своих солдат.

Кстати, сам Маннергейм говорил, что обороноспособность его оборонительной линии была специально преувеличена советской пропагандой, а во главу угла ставил стойкость своих солдат и офицеров.

Маннергейм и Гитлер

Популярные статьи сейчас
Пенсионеры имеют право на выплату в 13 тысяч гривен: как оформить повышенную пенсию Украинцев будут мотивировать мобилизоваться: обойдутся без бусиков и ТЦК Украинцам будут платить ежемесячную помощь на медицинские услуги: как подать заявку, не выходя из дома Елена Бюн рассказала, кто на самом деле заказал убийство Ирины Фарион
Показать еще



Отношения между Финляндией и Третьим Рейхом – это очень сложная и неоднозначная тема. С одной стороны, когда Гитлер обратился к Маннергейму с просьбой разметить на территории страны свои войска, маршал ответил согласием. И, фактически, Финляндия вступила в войну на стороне Рейха.

При этом Маннергейм поставил Гитлеру ряд условий. Во-первых, командовать своей армией он будет сам, немецкие офицеры не буду допущены к принятию решений в финском штабе. Во-вторых, финские войска не будут наступать на Ленинград.


Во всей видимости, Вторую мировую войну Маннергейм расценивал как шанс вернуть утраченные годом ранее территории. Остальные советские земли финнов не интересовали. В конечном итоге, финские войска старались не заходить дальше старой границы, существовавшей до 1939 года, хотя и обеспечивали блокаду Ленинграда с севера.

Когда в 1944 году стало понятно, что поражение Германии не за горами, Маннергейм решил, что надо искать мира. В том же году он был избран президентом, и как глава государства подписал соглашение о мире с СССР.

Более того, когда оказалось, что немцы не торопятся уходить, финской армии пришлось вытеснять их силой, так что случались даже боевые столкновения.

Споры и пересуды



Споры о личности Маннергейма и его роли в истории - это естественно. Не случись советско-финской войны, вполне возможно, что Гитлер и не получил бы временно союзника в лице Финляндии. Можно ли осуждать Маннергейма за этот союз? Скорее всего, это – личное дело каждого.

Главное, что финны сумели научиться правильно воспринимать свою историю, не искать там правых и виноватых, а судить о людях и событиях исходя из существовавшей на то время обстановки. Возможно, когда-нибудь и мы перестанем воспринимать историю как повод для споров, и научимся смотреть на нее непредвзято. Тем более, что исторические фигуры, подобные Маннергейму, в Украине тоже были.