Йозеф Менгеле, имя которого нагоняло страх на заключенных в концлагерях, с ранних лет проживал в Баварии, которая была колыбелью нацистского движения. Поэтому не удивительно, что в студенческие годы он не остался в стороне и примкнул к "Стальному шлему".

Уличные драки и развязный стиль штурмовиков, видимо, не вдохновляли умного и образованного Менгеле, и он достаточно скоро покинул организацию, сославшись на нездоровье. Получив диплом врача (он изучал антропологию), Менгеле устроился в Институт наследственной биологии и расовой гигиены. Там он стал ассистентом доктора Отмара фон Вершуера, который в то время уже считался признанным авторитетом в области генетики, специализировавшимся на близнецах, наследственных болезнях и генетических аномалиях.

Во время второй мировой войны в карьере Менгеле произошёл крутой поворот. Его наставник — Отмар Вершуер — стал главой Института антропологии, наследственности и евгеники кайзера Вильгельма. Несмотря на название сам кайзер не имел к нему никакого отношения. Это научное учреждение было основано задолго до войны на деньги Рокфеллеровского фонда и занималось вопросами евгеники, крайне популярной во всём мире после Первой мировой войны. С приходом к власти нацистов, институт перестроился на их расовую теорию.

Вершуер предложил своему бывшему помощнику послужить на благо германской науки в концентрационном лагере. В 1942 году нацисты приняли решение о перемещении всех евреев с оккупированных территорий в концентрационные лагеря на территории захваченной Польши. Поскольку нацисты уже решили избавиться от всех европейских евреев, нацистские учёные не видели ничего зазорного в том, чтобы поэкспериментировать над живыми подопытными, которые всё равно обречены.

Вершуер убедил ассистента, что в лагерях открываются невиданные прежде возможности для совершения великого научного прорыва. После этого Менгеле подал заявление главному врачу Освенцима Эдуарду Виртсу о своём желании служить в лагере. Его ходатайство было удовлетворено, и Менгеле был назначен главным врачом цыганского лагеря в Освенциме. Позднее он стал главным врачом Биркенау (крупного лагеря в комплексе Освенцима).

Достаточно быстро Менгеле оказался повинен в гибели тысяч людей. В обязанности всех врачей лагерного комплекса входил осмотр партий вновь прибывающих узников. По итогам этих осмотров врачебная комиссия решала, кому жить, а кому умереть.

Будучи не просто рядовым врачом, а специалистом с мандатом на исследования, Менгеле обладал привилегией "миловать" любых заключенных. То есть забрать к себе на опыты. Подопытные имели некоторые льготы по сравнению с простыми заключёнными. Они получали лучшее питание. Их освобождали от принудительных тяжелейших работ. Пока они оставались подопытными, их нельзя было отправлять в газовые камеры. Но не известно, что было хуже смерть или попасть в руки врача.

Ведь сколько продлится опыт, никто не знал. Предугадать последствия экспериментов тоже было не всегда возможно. И нередко подопытные погибали, становились больными, или же изуечеными, после чего Менгеле терял к ним интерес. А если Менгеле терял к подопытным интерес, они, как правило, умерщвлялись. Хотя и не всегда. Всё зависело от их физического состояния. Если жертва в результате опытов не понесла сильного ущерба, ей могли сохранить жизнь и перевести в категорию обычных заключённых.

Но такое "спасение" могло произойти, только если заказчикам доктора Менгеле не требовались свежие "материалы". Помимо Вершуера, который на протяжении всей войны получал от подопечного большое количество отчётов об экспериментах, образцов крови и даже скелетов и внутренних органов умерщвлённых заключённых, активно сотрудничал с Менгеле и другой выдающий ученый — Адольф Бутенандт. Один из крупнейших мировых биохимиков, выдающийся специалист по половым гормонам, обладатель Нобелевской премии Бутенандт по заказу Люфтваффе разрабатывал вещество, которое должно было улучшить качество крови лётчиков и их сопротивляемость влиянию высоты и холода. Для этого ему требовались препараты на основе печени, которыми его щедро снабжал Менгеле.

Как и Менгеле, эти учёные не понесли никакого наказания. Но если Менгеле хотя бы пришлось скрываться всю оставшуюся жизнь, то Вершуер и Бутенандт прекрасно устроились после войны.

Точное количество жертв Менгеле невозможно подсчитать. Почти все документы по его экспериментам были либо уничтожены самим доктором, либо отступавшими эсесовцами, либо заказчиками исследований. В любом случае на совести Менгеле не только жертвы экспериментов, но и убитые по причине нетрудоспособности заключённые.

Менгеле вовсе не проявлял повадок психопата или безумца, как можно было бы предположить. Он любил лично навещать подопытных, угощал самых маленьких шоколадками от "дяди Менгеле", как он просил себя называть. По воспоминаниям выживших подопытных, именно это больше всего поражало их. То, что он был учтив, а порой и добр к детям, что он заставлял их ходить в организованный им детский сад, хотя прекрасно понимал, что значительная часть его подопечных погибнет или будет умерщвлена им же.

Главным предметом интереса Менгеле были близнецы и люди с различными генетическими аномалиями. Момент прибытия новой партии узников был самым волнующим для Менгеле. Он всегда лично осматривал прибывших в поисках необычностей. Если эшелоны прибывали ночью, он требовал сразу же будить его, если в партии будет кто-то интересный.

Именно так случилось с семьёй Овиц. До войны семья румынских евреев была бродячими музыкантами. Фактором, который спас им жизнь, было то, что в семье с большим количеством детей имелись как карлики, так и дети нормального роста. Этот факт необычайно заинтересовал Менгеле, который сразу же перевёл их в свою часть лагеря и избавил от работ.

Со временем между ними сложились необычные отношения, учитывая место, где они находились. Семья стала любимцами Менгеле. По воспоминаниям других узников, Менгеле после того, как навещал их, всегда находился в прекрасном расположении духа и со временем это заметили все в лагере.

Между доктором и подопытными сложились достаточно близкие отношения. Менгеле звал их именами семи гномов из "Белоснежки", а те, в свою очередь, исполняли его любимые песни, поднимая ему настроение.

Менгеле, судя по всему, не совсем понимал, что он хочет найти, поэтому брал у них все возможные анализы, начиная от крови, и заканчивая волосами и зубами. Тем не менее Менгеле привязался к подопытным, приносил самым младшим игрушки, шутил со старшими. Вся семья уцелела в лагере, и после освобождения они говорили, что были "спасены волей дьявола" - Менгеле.

За десять дней до подхода советских войск Менгеле собрал документы по наиболее важным исследованиям и уехал в лагерь Гросс-Розен. Оттуда он решил бежать навстречу наступающим американским войскам. Переодевшись в форму вермахта, Менгеле направился на запад. Возле Нюрнберга он был пленён американцами, причем он представился своими настоящими именем и фамилией.

В 1946 году стартовал отдельный нюрнбергский процесс над врачами, которые проводили наиболее жестокие опыты над заключёнными в концлагерях. На скамье подсудимых оказалось 23 человека. Однако Менгеле среди них не было, хотя его имя несколько раз упоминалось в материалах процесса. Но никаких активных поисков не велось, поскольку считалось, что он погиб или покончил с собой в последние дни войны. Жена Менгеле также утверждала, что он погиб.

В этот период Менгеле продолжал жить в Германии и даже дерзнул съездить в советскую зону оккупации, чтобы восстановить часть своих записей, утраченных в ходе бегства. Всю свою жизнь после окончания войны ему приходилось скрываться, а наказание врач-убийца так и не понес.

В последние годы здоровье Менгеле пошатнулось. Он страдал от гипертонии, а за несколько лет до смерти у него произошел инсульт. 7 февраля 1979 года во время купания в океане у него случился второй инсульт, и он утонул буквально в нескольких метрах от берега.

Благодаря тому, что во время войны его имя было мало кому известно, ему без особых усилий удалось избежать наказания и покинуть Германию. Только много позже его имя стало известным всем, а сам он превратился в символ врача-убийцы и садиста, совершавшего самые безумные эксперименты над заключёнными лагерей. Известно, что Менгеле не был маньяком-одиночкой с безумными фантазиями, а выполнял заказы других учёных, в том числе и всемирно известных.

Как сообщал портал "Знай.ua", Адольф Гитлер – фигура, безусловно, демоническая. Мы знаем почти все о его образе жизни, бытовых привычках и, конечно, общественно-политических взглядах. Но мы узнали факты не о жизни Гитлера и даже не о смерти. А о жизни после смерти.