Недавно мы поговорили об истории проституции в античности. И закончили как раз на распространении в Европе христианства, которое сильно изменило общественные и личные отношения между людьми.

У свободного древнего грека не было четкого предписания, как ему относиться к людям, предоставляющим секс-услуги. Он мог их уважать или нет, по своему усмотрению. В христианской Европе такое предписание появилось вместе с понятиями «грех» и «блудница». Блудниц предполагалось не уважать и всячески клеймить. Но обо всем по порядку.

Двойная мораль

Сами секс-работники, конечно, никуда не делись. Более того, вместе с формированием крупных государств, вроде империи Карла Великого, значение и вес в обществе каждого отдельного человека становится меньше. Если свободный гражданин в Риме или греческом полисе, пусть и небогатый – это привилегированная особа, то свободный житель средневекового государства может быть кем угодно, даже нищим и бесправным.



Социальные лифты перемешались, так что теперь женщине, чтобы заняться проституцией, не надо было как-то оформлять свой перевод в другую «касту», они могла просто идти и заниматься. Учитывая общий не высокий уровень жизни и рост населения, эта профессия стала достаточно популярной.

Церковь официально, конечно, выступала против такой грешной жизни, но и запрещать это явление не собиралась, чтобы не повышать уровень социального напряжения. Сам Блаженный Августин говорил: «Устрани блудниц, и город придет в смятение». Вот пока в городе есть трактир и недорогой бордель, «чернь» сыта и довольна.

Разврат под церковной крышей

Уже к XII веку публичный дом был почти в каждом уважающем себя европейском городе. В 1273 году состоялось открытие первого официального секс-заведения в Аугсбурге, в 1278 – в Вене, в 1293 – в Базеле. А в 1309 году в городе Штеттине появляется чуть ли не первый в истории «квартал красных фонарей» или «женская улица», где находится сразу несколько таких заведений.



Собственно, само слово «бордель» происходит от французского слова bord – «край». Подразумевалось, что публичные дома должны быть подальше от центра города и церквей, на окраине города.

Более того, случалось даже так, что церковь отвечала за содержание борделя.  В том же 1309 году в Страсбурге епископ дает разрешение на открытие официального церковного публичного дома, с которого церковь получала вполне легальный доход. Да что там говорить, к XVI веку сама Папская курия официально получала с борделей до 20 тысяч золотых дукатов в год.

Всех их вместе соберем

Причиной такого странного на первый взгляд союза церкви и секс-услуг были не только деньги.  Церковь пыталась, помимо прочего, контролировать работу проституток, разумно полагая, что бесконтрольная проституция породит куда больше греха и всяких интересных болезней.



Местные власти, особенно в городах с самоуправлением, с церковью была в основном согласна. В Вюрцбурге и Женеве, например, избиралась «глава свободных дочерей», которая приносила от лица всех секс-работниц клятву магистрату «быть чистыми и верными городу».

Кроме того, в большинстве городов были четко регламентированы часы и дни работы борделей. Чаще всего их открывали вечером и закрывали утром. Например, власти Франкфурта постановили «вход к женскому дому отворять вечером в четыре и закрывать утром в девять».

Публичным домам запрещалось работать в воскресенье, дни церковных праздников, страстную пятницу и на период постов. Более того, иногда секс-работниц на время особо тяжелых для каждого настоящего христианина дней просто выгоняли из города. Церковь хорошо знала свои прихожан и понимала, что даже самый настоящий христианин регулярно думает о том, о чем ему думать не положено.

Бордель-монастырь

Интересный случай произошел в середине XIV века в Авиньоне. Королева Иоанна приказал собрать всех блудниц и заточить в монастырь. Но не для того, чтобы они стали монахинями.



Наоборот, работницы продолжали оказывать секс-услуги, но под чутким присмотром матушки-настоятельницы. То есть прав и свобод у них было намного меньше, чем у работниц борделей в других городах. Они круглые сутки сидели под замком, двери монастыря открывались только по решению настоятельницы.

Клиентов тоже отбирала «матушка» на свое усмотрение. Кто казался ей приличным человеком, мог войти. При этом клиенты были обязаны вести себя тихо и не обижать девушек, иначе им грозило заточение в башне. Если же устав «монастыря» нарушала девушка, то ее ждала публичная порка. Кроме того, работниц регулярно обследовал врач.



Монастырем это заведение именовалось вполне официально. Ведь считалось, что там перевоспитываются грешницы, которые самостоятельно не могут завязать с греховным ремеслом. Образ кающейся блудницы вообще был популярен в Средние Века, одной из самых известных библейских истории было житие Марии Египетской, бывшей проститутки и святой.

Конец эпохи

В начале XVI века Европу ждет очередное потрясение, которое заставит в очередной раз пересмотреть принципы секс-работы. Моряки и путешественники, побывавшие в Новом Свете, после открытия его Колумбом, привозят с собой новую болезнь – сифилис.

Есть данные, что сифилис уже встречался в отдельных регионах Европы, но массовая эпидемия начинается именно с матросов Колумба. Посещать бордели становится крайне опасно, ведь лекарств от новой хвори нет. Но это уже совсем другая история.