Москву можно с полной уверенностью назвать городом пожаров.  За первые пять веков существования город горел более ста раз, а некоторые пожары были такими разрушительными, что полностью уничтожали до трети зданий. А, исходя из нынешней политической ситуации, многие украинцы ждут и верят, что основные пожары у Москвы в будущем.

Но самый масштабный пожар, который опустошил русскую столицу и даже сыграл определенную роль в делах государственных, случился ровно 470 лет назад – 24 июня 1547 года. Что вызвало такое сильное возгорание, и какие москвичей ждали последствия? Об этом сегодня и расскажем.

Грозные времена



Для начала стоит просто представить себе обстановку в Москве того времени. На престоле сидит молодой 17-летний Иван IV, которого позже прозовут Грозным. Ещё не началась кровавая опричнина, которая отберет у многих бояр их жизни и имущество в пользу государства. Меньше года остается до первого похода молодого монарха на Казанское ханство.

Царствование Ивана Грозного очень сильно изменит облик Русского государства и всех подконтрольных ему территорий. Но это будет потом. А московский пожар окажется прологом этих событий и мистическим знаком того, что глобальные перемены уже на пороге.

Первый огонь



Если верить Николаю Карамзину, то первые очаги возгорания появились еще в апреле 1547 года. Тогда огонь успел уничтожить Богоявленскую обитель, торговые лавки в Китай-городе и множество жилых домов. Уже 20 апреля происходит новое возгорание, которое уничтожает Яузную улицу и все находящиеся там кожевенные и гончарные мастерские.

24 июня Москва полыхнула вновь, но теперь огню помогал ветер. Сильная буря разнесла костер по всему городу. Карамзин описывал это так:

«Вся Москва представила зрелище огромного пылающего костра под тучами густого дыма. Деревянные здания исчезли, каменные распались, железо рдело как в горнице, медь текла. Рёв бури, треск огня, и вопль людей от времени до времени был заглушаем взрывами пороха, хранившегося в Кремле и других частях города. Спасали единственно жизнь: богатство праведное и неправедное гибло. Царские палаты, казна, сокровища, иконы, древние хартии, клинки, даже мощи святых истлели. 

К вечеру буря затихла, и в три часа ночи, угасло пламя; но развалины курились несколько дней, от Арбата и Неглинной до Яузы и до конца Великой улицы, Варварской, Покровской, Мясницкой, Дмитровской, Тверской…

Люди с опаленными волосами, черными лицами, бродили как тени среди ужасов обширного пепелища: искали детей, родителей, остатков имений; не находили и выли как дикие звери».

Пожар уничтожил более 25 тысяч зданий и унес жизни около 1700 человек, что для средневекового города было очень значительно.

Политическая подоплека



Уже тогда, сразу после пожара, ходили разные слухи насчет его причин. Суеверный народ судачил, что всему виной колдовство, ведь не мог пожар просто совпасть с бурей и сильным ветром. Роль колдуньи чаще всего отводилась бабке Ивана Грозного Анне, которая якобы выкапывала на кладбищах трупы, вырывала их сердца, толкла в ступе, сыпала в воду, а водой этой кропила московские улицы.

Другие говорили, что это все - проявление Божьего гнева, а значит, в государстве что-то основательно прогнило и власть надо менять.  Естественно, обе версии выставляли молодого царя не в самом выгодном свете.

Спустя два дня после пожара в Москве вспыхнуло восстание. Мятежные бояре и простой народ, недовольные тем, что на их головы обрушилось такое бедствие, а царь спокойно уехал в загородную резиденцию в село Воробьев,  ворвались в Кремль и убили одного из самых верных соратников Ивана – князя Юрия Глинского.  После того, как восставшие расправились с остальным окружением Глинского, было принято решение идти на Воробьев и требовать у царя выдать всех предателей.

Но в Воробьеве Ивану и его придворным удалось убедить народ в том, что никаких Глинских и других предателей в имении нет, так что толпа начала расходиться.  За пару дней угасло и восстание. Впоследствии именно мятежных бояр Грозный обвинит в поджоге и постепенно расправится со всеми обидчиками своих союзников Глинских.

Последствия



Иван Грозный никогда не скрывал, что пожар и последующее восстание произвели на него большое впечатление. Именно тогда у молодого царя появилась идея строгой вертикали и усиления государственной власти. Всю оставшуюся жизнь царь боялся мятежа, поэтому стал злобным и подозрительным, стараясь репрессировать всех, кто, как ему казалось, мог оказаться предателем.

Можно, конечно, считать пожар 1547 года мистическим предзнаменованием, но скорее всего это было простое стечение обстоятельств, которое, как часто бывает, сильно повлияло на одного незрелого монарха и всю его страну.