Великую французскую революцию помнят все. Многие вспомнят гражданскую войну в Великобритании и Оливера Кромвеля. Но первая европейская революция, ставшая грозным предзнаменованием для всех европейских монархий, произошла в Нидерландах еще в XVI веке. Эти земли представляли собой такой клубок экономических, социальных и религиозных противоречий, что пожар восстания был делом времени.

Дошло даже до того, что 450 лет назад, в феврале 1568 года Инквизиция вынесла смертный приговор всем жителям Нидерландов. Нет, мы не опечатались, а вы не ослышались. Конечно, приговор в исполнение так и не был приведен, он был скорее символическим и политическим жестом. Что же произошло в Нидерландах, и почему Инквизиция так лютовала?

Нижние земли

Надо сразу сказать, что под Нидерландами в XVI веке мы понимаем не только территорию современных Нидерландов, но и Бельгию, Люксембруг и пару регионов поменьше. Еще с XV века эти земли считались чуть ли не самыми свободными и экономически успешными во всей Европе.



Правителем этого региона считался герцог Бургундии. Но после того, как один из них, Карл Смелый, погиб в 1477 году, пытаясь расширить свои владения в Лотарингии, власть аристократов несколько пошатнулась. Купечество быстро почувствовало, что хватка герцогов ослабла, и вынудило наследницу престола Марию Бургундскую подписать «Великую привилегию», документ, который давал нидерландским городам широкое самоуправление и даже право на восстание.

Но и аристократия не хотела так просто терять свою власть над доходными и богатыми землями.

Династические дела

Важную роль в этих событиях сыграли династические браки между европейскими аристократами. Та самая Мария Бургундская вышла замуж за Максимилиана Габсбурга, который вскоре стал императором Священной Римской империи. Их сын Филипп женился на испанской принцессе Хуане Безумной, и его род получил в управление еще и испанский престол.



Таким образом, уже к 1515 году сын Филиппа Карл Габсбург был и императором Священной Римской империи, и королем Испании. Ну и, конечно, оставался наследным правителем Нидерландов.

Карл V был человеком суровым и всякой демократии не любил. На самоуправление нидерландских городов он смотрел, как на досадную ошибку своей бабушки. Но и ссориться с купцами своих богатейших владений тоже не хотел. Шутка ли, половину дохода в императорскую казну давали именно Нидерланды. Так что, какое-то время, в отношениях между императором и самоуправляемыми городами было все более-менее гладко. Но и долго так продолжаться не могло.

Религиозный вопрос

Нидерландские купцы процветали. Наличие, как сейчас говорят, единого экономического пространства во всей империи Карла, давало им возможность беспошлинно возить товары на огромные расстояния, от Польши до Португалии. А через Испанию они имели доступ к торговле с Новым Светом, так удачно открытым Колумбом полвека назад.


Но деньги – это еще не все. Торговые успехи дали толчок к зарождению в Нидерландах нового социального класса – буржуазии. Буржуа были недовольны тем, что, несмотря на богатство и влияние, они продолжают считаться простолюдинами и вынуждены подчиняться «помазаннику Божьему» и его многочисленным родственникам и друзьям.

Единое пространство с Испанией имело и еще одну сторону, религиозную. По всей Священной Римской империи огромную власть имела католическая церковь. Она владела землями и замками, казнила и миловала, получала доход от кого хотела и когда хотела.

При этом к середине XVI века в Нидерландах начали быстро распространяться протестантские ветки христианства, особенно кальвинизм. Местные купцы и простые горожане отказывались от католичества, потому что протестантские проповедники казались им более приземленными и близкими, чем католические кардиналы, жившие в роскоши. Многие буржуа такие образом хотели подчеркнуть свое отличие от аристократов-католиков.

Игра началась

В 1558 году умер Карл V. Несмотря на его напряженные отношения с Семнадцатью провинциями Нидерландов, сам он был уроженцем этих мест, города Гента, говорил на их языке и понимал местные особенности.

Владения Карл разделились на две части. Его брат Фердинанд стал императором Священной Римской империи и королем Германии.

Испанскую корону и власть над Нидерландами получил сын Карла Филипп II, который вырос в Испании и никакого языка, кроме испанского, не знал. А еще был убежденным католиком. Стало понятно, что никаких теплых отношений между новым королем и представителями нидерландских городов не будет. А в дополнение, Филипп решил, что будет неплохой идеей поднять местным купцам налоги и назначить в совет городов своих дружков-аристократов.



Но и этого ему было мало. Последним ударом в гроб прав и свобод Нидерландов стало увеличение числа католических священников в пять раз. Предполагалось, что местные купцы, горожане и крестьяне будут кормить и их тоже.

Популярные статьи сейчас

Погода на 28 февраля оставит напоминание о зиме: берегитесь штормовых порывов и гололеда

Ани Лорак с обнаженной грудью показали в сети, фанаты не верят глазам: "Может поскромнее?"

Потап раскрыл свое самое сокровенное желание: "С*ськи как у Насти Каменских"

Строитель из Львовщины влюбил в себя Тину Кароль на "Голос країни": Балан так не умеет

Показать еще

Кровавый совет

Внезапно оказалось, что не будут. В 1565 году по всем Семнадцати провинциям прокатилась волна кальвинистских восстаний. Протестанты разрушали католические храмы и били попов, обвиняя их в идолопоклонничестве. Действия погромщиков поддержали купцы и даже некоторые дворяне, во главе которых стал граф Вильгельм Оранский.


Однако король Филипп не увидел в этом большой проблемы. Он рассуждал просто: любое восстание можно подавить. Так что король потряс кулаком, пообещал восставшим, что им это «будет дорого стоить» и отправил на подавление армию во главе с герцогом Альбой.

Армия Филиппа развернула в Нидерландах настоящий террор. Был учрежден так называемый «Кровавый совет», во главе которого стал известный любитель пыток и казней Хуан де Варгас. Подсуетилась и Инквизиция, которая предложила считать еретиками не только самих кальвинистов, но и тех «кто называет себя хорошими католиками, но ничего не сделали для наказания еретиков».



Проблема была только в том, что под это описание попадало почти все население Семнадцати провинций. Казнить всех было невозможно, но около 19 тысяч человек закончили свою жизнь на виселице по приговору Совета. Среди них были и аристократы, поддержавшие кальвинистов: Ламораль, граф Эгмонт и Филипп де Монморанси, граф Горн.

А вот Вильгельму Оранскому удалось уйти. Вскоре он поднимет такое восстание, которое заставит основательно вздрогнуть всю Европу. Борьба за независимость Нидерландов будет продолжать еще около века. Но это уже совсем другая история.