В этом фото – очень многое. Мой последний взгляд ("крайний" – как любят сейчас говорить, но мне это не нравится – я ж не сапер и не парашютист) на маму, друзей и аэропорт родного города. Здесь мне очень страшно. Очень. И я пока не осознаю, что совершаю шаг не только на трап самолета, но и совершенно в другую жизнь. Прошел год. Страшно подумать – год! Год? Разве всего год? Да нет, больше! По ощущениям – гораздо больше. Впрочем, раз год – то самое время рассказать о том, чему же я научилась за этот период.

– Я все так же плохо говорю по-английски, зато могу отличить китайский акцент от индийского, индийский – от мексиканского, а также с вероятностью 90% определю, черный или белый человек говорит со мной по телефону. Но да – мой английский за год продвинулся очень слабо. В этом подвох Нью-Йорка – если ты "плаваешь" в языке – всегда легко сможешь найти друзей и работу среди "своих". В итоге – с американцами придется встречаться лишь эпизодически, а твой английский так и останется на самом низком бытовом уровне. Так что "свежеприехавшим" приходится выбирать – комфорт или развитие. Я пока на распутье, и вопрос "Где найти англоязычного собеседника?" так для себя и не решила.

– Я совершенно забыла, что стирать белье можно дома. Здесь машинки в домах – редкое явление. В больших зданиях зачастую есть комнаты для стирки, жители же частных домов возят белье в прачечные. Стоит это недешево, поэтому бросить в машинку блузку, потому что она "слегка несвежая" – небывалая роскошь, а ответ "Стираю" на вопрос "Чем занимаешься?" автоматически означает, что человек будет занят еще пару часов. Хотя, если по-честному, ответ будет скорей всего "Делаю лондри". Но об этом следующий пункт.

– Я очень быстро научилась и сейчас с большим трудом переучиваюсь говорить на этом страшном "бруклинском диалекте" – смеси русских и английских слов. "Я еду в трейне, мне надо посмотреть еще апартамент в одном билдинге, потом у меня встреча с лойером, вечером надо пикапнуть лондри и позже собираюсь идти на дейт", – примерно так разговаривает половина Бруклина. И многие из этих людей вполне культурные. Просто цепляется эта зараза очень уж сильно, я и сама бью себя каждый раз по губам, и все равно то и дело ляпаю нечто подобное. И да, кстати, у меня появился акцент.

– Я умею выбирать авокадо и манго, знаю, что значат зеленые пятнышки на папайе, и где продаются лучшие в Бруклине драгон-фруты. Купить зимой клубники для меня не роскошь, а экономия, а апельсины не бывают несладкими никогда. Я знаю, что мятный чай вкусно пить с кокосовым молоком, а еще лучше – со смесью кокосового и миндального, и стараюсь, чтобы они всегда были у меня в холодильнике. Я периодически делаю смузи, потому что дома "завалялось слишком много фруктов". Я люблю добавлять в него кейл, семена чиа и свежий ананас, который, кстати, здесь всегда спелый. И вы даже не представляете, как же мне все это нравится!

Популярные статьи сейчас

Звезды "Постучись в мою дверь" Ханде Эрчел и Керем Бюрсин регулярно ссорятся: во всем виноват бывший актрисы

Схватил кота за шкирку - сразу с ним попрощался: почему нельзя этого делать и какие тяжелые последствия ждут пушистика

Никита Джигурда на шоу Максима Галкина вспомнил о своих корнях и заговорил на соловьиной: "Не умрет дух Украины"

Сын Софии Ротару Руслан Евдокименко показал нового члена семьи: "Сладенький малыш"

Показать еще

– У меня сильно поменялся гардероб. Я часто с тоской смотрю на блузки и сарафаны, привезенные из дома, и понимаю, что надену их от силы раз за сезон. За год я купила себе больше пар кедов (или кед – как их назвать-то во множественном числе?), чем за всю жизнь. Недавно у меня порвались любимые джинсы, и я – о ужас – пошла в тот же магазин и купила себе ТАКИЕ ЖЕ. При этом я усиленно борюсь с желанием носить только их каждый день. "А чего это ты в трениках? – Ну так мы ж тут по-местному, по Бруклину". Бруклин, чтоб вы понимали, по размеру, как Харьков. Но, живя здесь, упорно считаешь, что "в город" ты выбираешься, только когда едешь в Манхэттен (мы так и говорим: "Поедем в сити"), все остальное – будто за хлебом выйти. При этом сами вещи здесь, несомненно, дешевле. Во всяком случае, относительно зарплат. Если у меня плохое настроение – я, даже не задумываясь, иду и покупаю новую блузку, если совсем плохое – платье. Зная правильные места и умело используя систему скидок, это можно делать фактически незаметно для своего бюджета.

– Я знаю, что если мне надо ехать на 6-м поезде в Бронкс, то быстрей всего будет, если я сяду на В, потом на Бродвей-Лафайетт перескочу на 6-й, затем на Юнион-сквер пересяду на 5-й или 4-й, потому что они идут, как экспрессы, и на 125-й снова перебегу на 6-ку. Фууух... Ой, простите. В общем, я очень-очень хорошо теперь разбираюсь в метро и могу вас уверить – все там понятно! Просто надо, чтобы тебя полгодика помотало то в Манхэттен, то в Квинс, то в Бронкс – и ты приручишь разноцветного спрута, а еще приучишься смотреть сообщения МТА (Metropolitan Transportation Authority) в "Твиттере" – нет ли ремонта или задержки на твоем маршруте.

– Если надо купить бутылочку вина на вечер – бегом-бегом, успей до 9-ти! Ну, максимум до 10-ти. Дальше – почти все ликерки закрываются. И адиос, амигос, вы остались без допинга. Ну, в крайнем случае, всегда можно купить пива в круглосуточной аптеке. Да. Пива. В аптеке. Вы не ослышались. Аптека в Америке – это тебе и гастроном, и магазин промтоваров – все в одном. Говорят, раньше тут даже завтраки подавали, да и сейчас в некоторых можно разжиться кофе с булочкой.

– Есть я теперь могу в любом месте. На ходу сжевать кусок пиццы? Да пожалуйста! Заворачиваешь ее в трубочку – и вперед. Сесть на лавочке и съесть обед из коробочки? Без проблем! Потому что если ты не привыкнешь к такому образу жизни, то помрешь от голода. Рассиживаться за долгими ланчами – непростительная роскошь для вечно бегущих ньюйоркцев.

– Ко всем ценам, которые видишь, – прибавь еще. Это пресловутый местный sales tax – налог на продажу. Обычно он составляет 9% от покупки, но иногда его вовсе нет, и цена остается прежней, поэтому пока ты не пришел на кассу, сколько реально тебе придется заплатить – не ясно. Ну и да – в кафе и ресторанах здесь ПРИНЯТО давать чаевые. Ну, то есть не только, когда обслуживание понравилось, но и просто так. Всем. Кстати, не только официантам. Парикмахерам. Маникюршам. Таксистам. Всем.

– Я привыкла, что посылки мне приносят под дверь. По сути, для тех, кого бросает в дрожь от одного слова "шопинг", Америка – идеальный мир. Домой тебе привезут все, что захочешь. Например, велосипед. Или матрас с кроватью. Это то крупное, что заказывала я. Приходишь домой – а коробка стоит под дверью, дожидается. Да, иногда случаются кражи. Но это все же скорее редкость.

– До океана пару остановок на метро? Или 15 минут на велосипеде? Круто – скажете вы. Ага. Раньше я думала – буду ездить туда каждый день! Ну ладно – через день! Ну ладно – каждые выходные! Ага. Щас. Полгода я вообще прожила на самом берегу – и за все это время выбиралась побродить по набережной раз десять от силы. Привыкаешь быстро, хоть он и прекрасен, и каждый раз, когда я все же туда добираюсь, я себе обещаю – вот теперь буду ездить сюда каждый день! Ну ладно – через день...

- Хочу ли я домой? Сложный вопрос. Я хочу обнять маму. Друзей. Собаку. Хочу снова съесть любимую пиццу с грушей и дор блю на летней площадке кафе, что на моей улице. Хочу пить вино с распахнутыми окнами и видом на город. Хочу потрещать с коллегами в курилке. Купить букетик белых роз у бабушки на углу. Хочу... Это даже снится мне, часто. Да и здесь я упрямо ищу уголки, похожие на дом. Но ведь именно тем и прекрасен Нью-Йорк, что тут их МОЖНО найти. Удивительное и, я думаю, уникальное место на земле, где каждый, при желании, может чувствовать себя дома. Год назад я стояла и смотрела на статую Свободы, болтая с ней по-женски и уговаривая: прими меня, а? И, по-моему, она это сделала. Год! Полет нормальный! Дальше – будет только интересней, уверена!

Лидия Калинина, специально для Знай.ua