Киев, как и любой древний город, полон самых разнообразных историй. О некоторых нам известно мало, другие мы знаем подробно. Многие можно вполне отнести к трагичным, а у других конец счастливый. Нашумевшую историю с делом Менахема Менделя Бейлиса сложно отнести, как к счастливым историям, так и к трагичным. С одной стороны, ровно 104 года назад, 28 октября 1913 года, невиновный Бейлис вышел из зала суда оправданным. Но с другой, настоящих убийц Андрюши Ющинского суд так и не выявил. Хотя были вполне однозначные подозреваемые.

Тело на Татарке

На территории старого киевского кирпичного завода сейчас пустырь, будут что-то строить. А на холмах рядом в теплое время года полно веселых компаний и парочек, выбравшихся на пикник. Именно на местах нынешних пикников 20 марта 1912 года и было найдено обескровленное тело Андрея Ющинского. Пропал он за неделю до того.



Бедного мальчика всего искололи шилом – 47 ударов. Тело было почти обескровлено. Именно характер ранений и дал пищу для слухов о ритуальном убийстве. В народе и сейчас можно встретить поверье, что на иудейский праздник Песах евреи готовят кошерные блюда с кровью православных детей. Это, конечно, чушь, тем более, что миф крайне расплывчатый. Речь идет то о некрещеных младенцах, то о вполне крещенных детях, вроде Ющинского.

Но если эти слухи и сейчас находят своих поклонников, то больше века назад народ верил в них еще охотнее. Сразу после обнаружения тела активизировались разнообразные «скрепные» черносотенные организации, которые, казалось, были даже рады этому убийству. Еще бы, ведь евреи на роль виновных в смерти мальчика подходили идеально.

«Милые, болезные вы наши деточки, бойтесь и сторонитесь вашего исконного врага, мучителя и детоубийцу, проклятого от Бога и людей, — жида! Как только где завидите его демонскую рожу или услышите издаваемый им жидовский запах, так и мечитесь сейчас же в сторону от него, как бы от чумной заразы» писала в те дни газета «Земщина», печатный орган «Союза русского народа». Вы же не думали, что этот «искрометный» стиль пропаганды придумали только сейчас?



При таком уровне искусственного накала страстей арест кого-то из местных евреев стал делом времени. 22 июля под стражей оказался приказчик того самого кирпичного завода Менахем Бейлис.

Тайны следствия

Следствие было проведено не просто плохо. Основания для ареста и передачи Бейлиса в суд граничили с абсурдом. Как следователи, которые должны в первую очередь фактам, повелись на антисемитскую истерию? Вопрос риторический, время такое было.



Обвинение строилось на, во-первых, показаниях хозяйки бандитского притона Веры Чеберяк о том, что якобы ее сын Женя, друживший с Ющинским, видел как Бейлис схватил мальчика и уволок. Сам Женя ненадолго пережил Андрюшу, скончавшись от болезни, поэтому показаний матери подтвердить не мог.

Зато ее показания подтверждала дочь Людмила. Интересная деталь, Люда утверждала, что похищение видела и ее подруга Дуня Наконечная, но сама Дуня все отрицала. Несмотря на явные нестыковки, и тот незамысловатый факт, что у всех показаний против Бейлиса один единственный источник – Вера Чеберяк – они стали ключевыми доводами обвинения.



Конечно, были еще самые разнообразные показания якобы свидетелей, в основном нищих и местных выпивох, которые часто противоречили друг другу, но дополняли центральную линию обвинения.

Самый гуманный суд в мире

На процессе творилось невообразимое. Несмотря на явную абсурдность показаний против Бейлиса, суд выслушивал их со всей серьезностью. Пригласили даже священника, как эксперта по иудаизму. Фигура священника, кстати, очень примечательная. Католический пастор Иустин Пранайтис не был таким уж святым отцом. За десять лет до описываемых событий он был в наказание за мошенничество сослан из Литвы в Ташкент. Согласитесь, красноречивый факт.

Кроме пастора-авантюриста обвинение поддерживал психиатр Иван Сикорский, отец того самого авиаконструктора Игоря Сикорского. Он заявил, что Бейлис мог быть склонен к религиозному рвению. Что не подтверждали все, кто Бейлиса лично знал. Несмотря на то, что Менахем был сыном раввина, к религии он относился прохладно, субботу и другие иудейские традиции не соблюдал, жил как все. Психиатрическое сообщество Киева и всей империи уже тогда дружно осудило Сикорского, назвав его экспертизу антинаучной.

Два страшных черных «хасида», которых якобы видели в доме Бейлиса незадолго до пропажи Ющинского, оказались родственниками владельца кирпичного завода Зайцева. Первый, Ландау, постоянно проживал в Париже и был драматургом, а второй, по фамилии Этингер и вовсе был австрийским химиком, лютеранином по вероисповеданию. Их показания сильно оконфузили обвинение.

Пастор Пранайтис в итоге свой богословский диспут в суде проиграл. Против его рассказов и ритуальных еврейский убийствах единым фронтом выступили: академик Павел Коковцов, профессор Петербургской духовной академии Иван Троицкий, раввин Яков Мазе и профессор Тихомиров. Многие православные и католические священники также выступили против обвинения.

Коллизия

Казалось бы, аргумент обвинения разбиты в пух и прах. Но у черносотенцев оставалась еще одна надежда. Вердикт должны были вынести присяжные, в основном люди, как тогда говорили «из простых». Русские националистические газеты взорвались лозунгами, дескать, высоколобые профессоры ошибаются, а вот простой народ завсегда знает, что «жиды» все как один злодеи.

Популярные статьи сейчас

Под Киевом исчез мальчик со странным именем и нелегкой судьбой - "О его приключениях снимут фильм"

Сергея и Снежану Бабкиных подловили на неискренности: "Переигрываете"

Беременная жена Виктора Павлика пожаловалась на проблемы со здоровьем: "Придется прокапаться"

Эллерт в бытовухе оказался полным ленивцем, у Мишиной сдали нервы: "Ничего не делает"

Показать еще



Но простой народ знал совсем другое. Разобравшись в обстоятельствах дела, коллегия присяжных заседателей оправдала Менахема Бейлиса. Правда, вопросы, на которые присяжные должны были ответить, были составлены очень хитро. Их было всего два. Один касался обстоятельств убийства, а второй – виновности Бейлиса.

На второй вопрос присяжные ответили отрицательно и многострадальный Менахем вышел на свободу. А вот на первый вопрос коллегия дала утвердительный ответ, признав тем самым, что Ющинский был убит на территории кирпичного завода. Хотя факты говорили о том, что мальчика загубили в другом месте, а на завод только принесли.

В итоге получилось, что дальнейшее разбирательство было практически невозможным. Любой другой подозреваемый должен был вписываться в формулу убийства на заводе. А таких подозреваемых больше не было.

Вера Чеберяк

А вот если признать, что убийство произошло в другом месте, то в этом загадочном деле появляется вполне однозначный подозреваемый. И это… главный свидетель обвинения Вера Чеберяк.



Не утруждая читателей подробностями, пройдемся по фактам, которые открылись во время следствия и суда, но на которые обвинение почему-то не пожелало обратить внимание.

Свидетель защиты, фонарщик по фамилии Шаховский, утверждал, что в то утро, когда Андрюша пропал, он видел его возле дома Чеберяков. В этом нет ничего удивительно, ведь с сыном Веры убитый дружил, но это только начало.

Околоточный надзиратель Кириченко, участвовавший в расследовании, выяснил, что Вера несколько раз запрещала сыну болтать об убийстве Ющинского. Следовательно, мальчик что-то видел или знал.

Когда Женя Чеберяк заболел и попал в больницу, Вера быстро его оттуда забрала. Из показаний свидетелей известно, что в лихорадке Женя бредил, звал друга Андрея. На первый взгляд тоже ничего удивительного, впечатлительный ребенок, друга убили. Но не исключено, что Вера забрала его именно из боязни, что в бреду Женя может сказать что-то интересное.

Вплоть до ареста Менахема Бейлиса, он полностью отсутствовал в показаниях Веры Чеберяк. И только после того, как его задержали, она начала утверждать, что Андрюшу унес именно Бейлис. Уже одного этого для любого нормального следователя достаточно, чтобы не воспринимать показания Чеберяк всерьез.

Достаточно неплохая доказательная база, как минимум того факта, что Вера Чеберяк очень много лгала, давая показания. Но если она действительно виновна, то зачем ей было убивать Ющинского?



Это как раз вопрос очень простой. Достаточно вспомнить, чем Чеберяк зарабатывала на хлеб насущный. Они содержала воровской притон. 10 марта, за два дня до пропажи Андрюши, четырех воров из ее притона арестовали. Кто-то навел правоохранителей. 12 марта Андрей Ющинский и Женя Чеберяк поссорились, и Ющинский пригрозил Жене, что расскажет о притоне его матери «куда следует». Конечно, ребенок просто пугал друга, но воры восприняли эту информацию всерьез. И решили, что именно Андрюша доносит на них в полицию.

В тот же день Вера Чеберяк и ее подельники Иван Латышев, Борис Рудзинский и Петр Сингаевский заманили Ющинского в дом, убили и вынесли труп к кирпичному заводу. Примечательно, что вся шайка, кроме Чеберяк, в тот же день срочно отбыла в Москву.

Именно на этой версии настаивала защита Бейлиса на процессе. Вполне возможно, что версия не идеальна и тоже содержит ряд допущений. Но она куда более основательная, чем обвинения против Бейлиса.



Настоящий убийца Ющинского, будь то Чеберяк или кто-то другой, в итоге ушел от правосудия. Легендарный сыщик Аркадий Кошко тогда писал, что шумиха вокруг этого дела и явные провали следствия помешали поймать настоящего душегуба.

Менахем Мендель Бейлис, обидевшись на страну, которую чуть было не засадила его в тюрьму, уехал сначала в Палестину, а потом в США. Веру Чеберяк и некоторых ее подельников во время Гражданской войны расстреляли за другие преступления.