У каждого десятого бойца, вернувшегося из АТО, проблемы в семье

поділитись

0

3164

У многих демобилизованных, из-за перенесенного стресса развиваются, психо-соматические заболевания

Львовские волонтеры успели заметить ужасающую статистику – семья каждого десятого бойца, который находился в АТО и вернулся домой, находится на грани развала. Психологи уверяют, что этот процент намного больший – официальной статистики никто не ведет, а люди редко рассказывают о своих проблемах.

[image=10874 align=left]

Кандидат психологических наук, доцент Черкасского Национального Университета имени Богдана Хмельницкого Инна Лукьянец рассказала "Знай" какими люди возвращается из зоны АТО, как справится с синдромом АТО и что ждет этих ребят в будущем.

- Инна Владимировна, что такое синдром АТО?
- Всю жизнь человека сопровождают стрессы. В мирное время это житейские ситуации, которые, так или иначе, понятны. Уволили с работы, потерялись деньги, наступили на ногу – с такими стрессами человек справляется, хотя и переживает. В период войны, когда люди отправляются на фронт, стресс усиливается многократно – люди видят кровь и смерть, теряют товарищей, переживают за свою жизнь. А значит стресс и травматический синдром в десятки раз сильнее, чем стресс, скажем, от увольнения с работы. Поэтому психологи для таких случаев и придумали всем понятное название – синдром войны, или у нас – синдром АТО. Практически каждый, кто вернулся из зоны АТО – травмирован психологически. У каждого это протекает по-разному – кто-то в бутылку заглядывает, кто-то по ночам не может спать, кто-то замыкается в себе.

- Но ведь эти люди не потеряны для общества?
- Нет! Просто они нуждаются в помощи. Главное наладить эту помощь на государственном уровне, привлечь к работе опытных психологов.

[image=10879]

Кому из вернувшихся из АТО больше всего нужна помощь?
- Находясь, некоторое время в таких сложных стрессовых условиях, человек очень остро начинает воспринимать действительность, в которую он возвращается. Видя смерть, порой бывает очень сложно вернуться к нормальной жизни – поэтому в психологической помощи нуждаются прежде всего люди с передовой. Вот, скажем, как человек, который побывал под пулями и потерял товарища, может адекватно реагировать на жалобы жены на поломанный кран? Происходит переоценка ценностей.

После пройденных испытаний на войне у человека включается чувство страха. На войне в какой-то момент организм привыкает работать в условиях стресса – меньше спать, меньше есть, переносить какие-то бытовые неурядицы, жить под обстрелами или в окопе. По возвращению, человек очень долго отвыкает и перестраивается работать в обычном, нормальном режиме. У многих бойцов из-за перенесенного стресса развиваются психо-соматические заболевания. Получается так, что на фронте вроде не был ранен и психика с виду осталась не нарушенной, а со временем начинаются проблемы с желудочно-кишечным трактом, с сердцем, с почками. Вроде и предпосылок никаких нет, но болезни выходят наружу.
Основой этих болезней есть психологическое состояние человека. Остаточный страх, чувство вины при потеря…

- Наверное, очень трудно ребятам, что возвращаются, видеть как здесь жизнь идет в привычном темпе?
- У многих есть непонимание - почему там гибнут люди, а здесь на мирной земле, все живут спокойной? Допустим, вчера боец похоронил своего товарища, погибшего в бою. А сегодня он возвращается домой и видит, что его сосед жениться, гуляют гости, никто не вспоминает о войне или о погибших. Это дополнительная травма. Иногда нужно просто человеку объяснить, что жизнь продолжается, не смотря ни на что – сегодня кто-то на передовой, а кто-то гуляет свадьбу, завтра ребята вернуться, их сменит тот же человек, который сегодня женился. Война – это не повод не выпить кофе с друзьями, не жениться, не рожать детей. Хотя бойцам, которые видели войну, кажется что жизнь здесь несправедлива.

Чувствуют ли себя бойцы защищенными на уровне государства?
- Конечно, нет. Государство выделяет какие-то крохи, тянуться помогать волонтеры, есть куча медалек для бойцов АТО, какие-то льготы… Человек возвращается из АТО, отгремели почести и поздравления – а дальше он остается предоставлен сам себе. Да, у него есть какая-то пенсия – но разве на нее можно прожить? Есть какие-то льготы – но разве они существенно упрощают жизнь? Да, сделали отсрочку по кредиту на период мобилизации – но разве кредит куда-то исчез?

Особенно тяжело это переносят молодые люди, которые были призваны при первой мобилизации - они оказались не готовыми к таким проблемам. А за период их отсутствия проблемы только поднакопились – в доме пора ремонт делать, детей в школу собирать, решать другие вопросы. Поэтому мы, психологи, стараемся работать не только с человеком с фронта, но и с его семьей. Объясняем, что главное сейчас для бойцов – показать свою любовь со стороны семьи, дать понять, что они нужны, что их понимают. Ни в коем случае первое время не сбрасывать груз бытовых проблем на бойца, пока человек начнет приходить в себя.

[image=10878]

Если этого не может дать ему жена и дети, значит нужно постараться родителям. Есть немало случаев, когда с фронта возвращаются домой и попадают в привычную для себя атмосферу – недовольная жена, отсутствие денег, к тому же супруга начинает упрекать: "зачем ты туда пошел? Разве нельзя было порешать?".
Понятно, что у демобилизованного начинаются обострения. Я вообще советую парам, которые к нам приходят, синдром АТО лечить любовью. Если человек чувствует любовь во всех ее проявлениях, он выздоравливает. Женам советую – окружите супруга вниманием и заботой, говорите по душам, любите, целуйте, проявляйте свою нежность, готовьте что-то вкусное, делайте что-то приятное. И человек начнет выздоравливать, избавляться от этого синдрома.

Еще один хороший способ – это труд. Пусть человек будет чем-то занят. Это не значит, что ему нужно срочно отправляться на работу и зарабатывать деньги – нет. Пусть займется чем-то, что ему по душе – что-то мастерит, копается в грядках, вареники лепит. Главное, чтобы его отвлечь от грустных мыслей и занять чем-то, что будет ему интересно.

- А если человек на месяц вернулся на ротацию?
- Психологически такие люди возвращаются очень истощенными. Некоторые из них приезжают в отпуск и вынуждены возвращаться. Поэтому советуем создать дома максимальную атмосферу понимания и доброжелательности, чтобы человек пополнил свои эмоциональные запасы. Когда запасы духовные пополнены – возвращаться в строй намного проще.

Как часто к психологам военные обращаются добровольно и как часто приходят семьи?
- До Майдана профессия психолога казалась рядовым обывателям чем-то из разряда небожителей. А вот во времена Майдана, многие люди сами не выдерживали происходящего и просили помощи. Психологи предлагали ее. Поэтому в последнее время обратиться к психологу не считается чем-то из ряда вон выходящим.

Статистику – сколько к нам обратилось военнослужащих мы не ведем. Психологи работают при госпиталях и на передовой, работают волонтеры, горячие линии – поэтому учесть все просто не возможно. Кто-то может в открытую прийти в госпиталь и попросить помощи, кто-то звонит анонимно на "горячую линию". Но люди обращаются, чтобы выйти из синдрома АТО и в последнее время за помощью идут не только сами бойцы, но и их семьи.

Читайте также: Украинский флаг над Попасной вывесил уроженец из Лисичанска

[image=10877]

- Не секрет, что есть случаи, когда людям просто на улице вручают повестки и забирают в зону АТО. Будущие призывники не обращаются за помощью?
- Пока лично у меня таких случаев не было. Но, как психолог, хочу заметить, что такие случаи мобилизации совершенно противоестественны. Те люди, которые добровольно идут туда – более подготовлены морально. Кого попросту "схватили" на улице получают колоссальную травму – ведь они идут туда неосознанно. Это не будет способствовать ни нормальной службе, ни нормальной дальнейшей жизни.

Часто ли как психологу приходиться слышать фразу: я боюсь умирать?
- Война не всегда бывает такой, как ее рисует воображение. Человек боится, потому что прокручивает в голове определенную картинку. А картинка может оказаться не такой. Может оказаться так, что человек видел себя Рембо, а в реальности у него истерика, потому что его товарищ, с которым он делил хлеб, сейчас лежит разорван на части. Человека нужно психологически готовить. Самый простой способ – прокрутить в голове ситуацию и определить – какой самый плохой сценарий развития ситуации. Его нужно пережить психологически и он уже не будет так пугать.

Ведь очень часто люди путают страх смерти со страхом неизвестности. Люди боятся не смерти, а неизвестности, потому что никто не знает, что его ждет на войне. Психологи справляются с такими страхами.

[image=10876]

- В Украине есть еще одна категория людей, которые пострадали наравне с участниками АТО – это беженцы. Приходится ли работать с ними?
- Сейчас в Украине немало беженцев. Все они разные и по-разному настроены. Иногда, когда встречаешься с некоторыми, поражаешься – почему они в Украине, ведь с таким настроем им бы было проще и легче в той же России.

Психолог может помочь справиться с проблемой в том случае, если человек хочет сам принять эту помощь. Беженцы и переселенцы испытали стресс иного порядка – разрушенные дома, погибшие родные, ужасы войны. Но они испытывают стресс и здесь – приезжая в чужой, незнакомый город, с детьми, стариками, без поддержки, работы. Но желание справится с этим, подталкивает их обратиться за квалифицированной помощью - они приходят, ищут поддержку и помощь.

Отдельная категория людей – те, которые возвращаются из зоны АТО инвалидами. Как помогаете им справляться с ситуацией?
- Пытаемся помочь. Но на самом деле – сейчас это проблема уже всего общества. Большинство бойцов-инвалидов требуют к себе определенного отношения. И имеют на это полное право – человек ведь воевал за нас, остался калекой на всю жизнь. И они не понимают, почему их ставят в категорию с обычными инвалидами – они хотят к себе другого отношения, получить своего рода бонусы за участие в военных действиях.

Да, его наградили, поздравили, выдали какую-то компенсацию, пожали руку. И тут вдруг, спустя некоторое время, о нем забывают – помощи нет ни моральной, ни материально, прохожие отворачивают глаза. Человек сталкивается с иной реальностью. И тут уже нужно постараться и самому инвалиду и обществу. Ведь есть же у нас люди с ограниченными возможностями, которые участвуют в Паралимпийских играх, танцуют на колясках и делают еще очень и очень много вещей. Психологу нужно направить инвалидов из АТО на правильный путь, объяснить, что жизнь даже без рук или ног продолжается и можно жить полноценно.

Обществу тоже нужно пойти навстречу. Поэтому их необходимо привлекать к общественной работе – можно пригласить бойца в школу, рассказать детям о войне, можно подключить к волонтерской работе. Главное, не бросить человека в таком состоянии, не дать ему озлобиться, закрыться в себе.

[image=10875]

Читайте также: Как сепаратистский Славянск за год стал патриотическим украинским городом

- Немного пугает тот факт, что огромное количество украинцев пережили психологическую травму. Чем в будущем это чревато?
- Если закончится война и все, так сказать разойдутся по домам, то первые несколько лет люди будут приходить в себя. Будет очень тяжело психологически – ведь война прямо или косвенно затронула всех. Потом психика начнет привыкать к мирной жизни. Процесс агрессии, депрессии, обид, травм пойдет на спад. Думаю, что пик мы уже прошли, так что дальше нас ждет ремиссия. Если же война будет продолжаться, результат будет точно таким же. Человек так устроен, что он ко всему привыкает. Люди просто привыкнут, что где-то за несколько сотен километров идет война, и нужно жить дальше.

Можно ли сравнить конфликт на Донбассе с войнами – скажем в Афганистане или со Второй мировой войной?
- Каждый военный конфликт уникален по-своему и по-разному влияет на людей. Если брать войну в Афганистане – то это была война на чужой территории, после нее осталось "потерянное поколение", но это не затронуло большинство украинцев. Если брать Вторую мировую войну – она тоже уникальна тем, что все было более масштабно, была объявлена война, поднялись все. Интересно, что я только недавно читала о Второй мировой войне и психологии людей. Из-за масштабности, целые страны оказывались в состоянии войны и со временем страх притупился. Люди даже в состоянии войны под снарядами сажали огороды, женились, рожали детей, придумывали какие-то развлечения.Все из-за того, что психика привыкла быстро.

Здесь же на Донбассе – немного непонятная война, без военного положения, в нескольких сотнях километров воюют, а совсем рядом живут обычной жизнью. В некоторых уголках планеты люди живут в состоянии войны годами. Периодически конфликтны там вспыхивают и утихают. Но там профессиональная армия, наемники, они живут в состоянии войны. А у нас под мобилизацию попадают обычные люди и это, конечно, отражается на психике и мешает привыкнуть к тому факту, что мы уже больше года живем в состоянии войны. Но даже в таких условиях, организм и психика человека адаптируется, формируется мысль, что от этого никуда не уйти и нужно продолжать жить. Стресс в таких условиях снижается и человек привыкает.

Автор материала: 
Znaj.ua
Выбор редакции, Эксклюзив, Политика
14.03.2017
Эксклюзив, Политика, Расследование
23.03.2017

Комментарии

На третий год войны власти решились на ограничение работы финучреждений, связанных со страной агрессором
0
0
19:41 23.03.2017
Вместо понижения оптово-рыночной цены на электричество с 1 апреля 2017 года в НКРЭКУ решили поднять стоимость энергоносителя
0
0
15:33 23.03.2017
Что может следовать за взрывом складов в Балаклее, Харьковской области
2
0
13:35 23.03.2017
Под стеклянным фасадом, гостей подстерегает много неприятных сюрпризов
0
0
11:58 23.03.2017