1969 год. В городе Бхопал, столице индийского штата Мадхья-Прадеш, открывается очередной завод американского химического гиганта Union Carbide. Предприятие должно выпускать пестициды — средства для борьбы с сельскохозяйственными вредителями. Население Индии бурно растет, требует все больше вкусных и полезных продуктов — кажется, что успех заводу гарантирован. Но, к несчастью, спустя всего 15 лет он станет причиной мучительной смерти десятков тысяч человек.

Тридцать четыре года назад, в ночь со 2 на 3 декабря 1984 года, ничего не подозревавший индийский город Бхопал накрыло ядовитое облако. Сорок две тонны метилизоцианата, оказавшиеся в атмосфере, за несколько суток забрали жизни более 15 тыс. человек и сделали инвалидами до полумиллиона жителей города — подобных трагедий, вызванных ошеломляющей небрежностью, человечество еще никогда не встречало. Произошел крупнейший взрыв химического завода Union Carbide в сердце Индии.

В Бхопале Union Carbide выпускал "Севин" — популярный инсектицид, одной из составляющих которого выступал метилизоцианат, чрезвычайно токсичный газ, смертельно опасный для человека и прочих живых существ.

Как и любое химическое производство, бхопальский завод Union Carbide был оборудован всеми необходимыми системами безопасности. Однако жизнь в очередной раз доказала невероятный факт: любая защита оказывается абсолютно бесполезной, если ей не пользоваться.

На фоне продолжающегося активного производства метилизоцианата руководство предприятия решительно отказывалось вкладывать хоть какие-нибудь серьезные финансовые средства в замену или ремонт крайне изношенного за 15 лет беспощадной эксплуатации оборудования.

Популярные статьи сейчас

Звезда "Квартала 95" Александр Пикалов развелся с кумой Зеленского после 18 лет брака: оставил им с сыном дом

В черниговской части "Десна" нашли мертвым военного: что произошло с 23-летнем парнем

Арабская ночь: Метеорологи зафиксировали в Украине новый температурный рекорд этой осени

Схватил кота за шкирку - сразу с ним попрощался: почему нельзя этого делать и какие тяжелые последствия ждут пушистика

Показать еще

Хуже того, к 1984 году были отключены все защитные системы, которые должны были в случае чрезвычайного происшествия обеспечить его безболезненную для местных жителей и окружающей их среды ликвидацию.

Union Carbide сделала все от нее зависящее, чтобы случилась катастрофа. Что же произошло?

В расположенную на территории завода огромную цистерну №610, содержавшую 42 тонны метилизоцианата, так до сих пор и не объясненным образом проникла вода. Судя по всему, во время проводившейся накануне регламентной промывки труб заслонки, ограничивающие поступление воды в емкость с метилизоцианатом, не были до конца закрыты. Специфика же этого неприятного вещества заключается в том, что при его контакте с безвредным дигидрогена монооксидом тут же начинается бурная экзотермическая реакция.

Выделение тепла естественным образом сопровождалось резким повышением давления в цистерне. Операторы комплекса беспомощно наблюдали за этим, ведь все системы защиты, как уже говорилось выше, не функционировали. Через полтора часа происходящие внутри цистерны №610 процессы вырвались наружу. В результате все сорок с лишним тонн метилизоцианата вместе с продуктами его распада, на ходу превращаясь в газ и пар, оказались в атмосфере и образовали облако, которое немедленно начало убивать все живое вокруг.

Индия и тогда была, и сейчас остается страной с очень высокой плотностью населения. В Бхопале его жители не нашли ничего лучшего, как устроить трущобы прямо вокруг химического завода Union Carbide. Они и стали первыми жертвами так и не превратившегося в пестицид метилизоцианата. Смерть их, увы, легкой назвать было никак нельзя.

Метилизоцианат как прекрасный лакриматор сжигал человеческие слизистые оболочки, их глаза и легкие. Несчастные и ничего, естественно, не понимающие бхопальцы, так толком и не проснувшись, мучительно умирали от удушья сразу и от токсического отравления в последующие дни. Тяжелое облако передвигалось прямо над поверхностью земли, убивая в первую очередь детей.

Непосредственно в день катастрофы погибло почти 4 тыс. человек, еще 8 тыс. умерло в течение двух недель и столько же за следующие месяцы. Счет же пострадавших идет на сотни тысяч и не поддается какому-либо точному определению. Принято считать, что в той или иной степени авария на заводе Union Carbide сделала инвалидами, оставила без зрения, вызвала тяжелые хронические заболевания у 500—600 тыс. человек. Это крупнейшая техногенная катастрофа в истории человечества.

Страшнее всего то, что, несмотря на прошедшие с той декабрьской ночи тридцать лет, счетчик ее жертв продолжает обновляться. До сих пор в Бхопале у родителей, подвергшихся в 1984-м токсическому воздействию метилизоцианата, рождаются дети с врожденными пороками и болезнями.

Эта авария очень ярко показала все недостатки корпоративной культуры в крупных компаниях, работающих в развивающихся странах. В первые часы после катастрофы Union Carbide отказывалась информировать врачей о химическом составе попавшего в атмосферу токсического вещества, ссылаясь на коммерческую тайну. В переполненных больницах просто не знали, от чего лечить тысячи и тысячи поступающих в них пациентов, какие последствия ждут их в будущем, что можно было еще попытаться предотвратить.

Вместо этого Union Carbide, желая снять с себя часть ответственности за произошедшее, выдвинула версию о преднамеренном саботаже заводского оборудования. По мнению руководства компании, вода попала в цистерну с метилизоцианатом не из-за халатности и вопиющего нарушения персоналом техники безопасности, а в результате сознательной диверсии одного из недовольных работников предприятия.

Тем не менее правительство Индии возложило полную вину за катастрофу на руководство Union Carbide. При этом чиновники предпочли не признавать очевидное: в немалой степени в ней виноваты, и они сами — люди, которые закрывали глаза на крайне опасное производство, работающее без должного технического обслуживания и ремонта.

Спустя пять лет после аварии Union Carbide выплатила жертвам и родственникам погибших $470 млн (с учетом инфляции сейчас эта сумма эквивалентна $907 млн). Поразительно, но в тюрьму или под трибунал непосредственно после случившегося так никто и не попал. Геноцид, а по-другому это не назовешь, сошел с рук всем причастным.

Лишь в 2010-м, спустя 26 лет, семь представителей бывшего руководства предприятия были приговорены к небольшим срокам заключения и штрафам и практически сразу же отпущены.

Государство выплатило жертвам катастрофы некоторую компенсацию: в среднем семья каждого из погибших получила $2200. Такова оказалась цена жизни, цена разгильдяйства, преступной халатности, цена жажды наживы.

Как сообщал портал "Знай.ua", Назинская трагедия — одна из самых страшных страниц российской истории ХХ века, символ бессмысленной жестокости системы ГУЛАГа.