503 года назад состоялась эпохальная битва под Оршей – одна из крупнейших военных баталий XVI века, в которой литовцы, украинцы и белорусы, при поддержке поляков, наголову разгромили вторгшиеся на наши земли полчища московских захватчиков.

Об этом для Politeka написал Максим Викулов.

Отличительной (и резко негативной) чертой украинской ментальности является стремление быть жертвой. Особенно ярко это проявляется в восприятии отечественной истории, изобилующей – и это следует признать – поражениями, раздорами и предательствами. Которые почти всегда вели к потере независимости, репрессиям и попыткам вытравить саму мысль о возможности сопротивлении поработителям.

В то ж время, славные страницы нашей истории куда менее известны широкой общественности. А ведь их не так и мало: ставшая началом конца ордынского владычества в Восточной Европе грандиозная победа на Синих водах, славные походы казаков гетмана Петра Конашевича-Сагайдачного на Москву; взятие объединенными силами Богдана Хмельницкого и шведского короля Карла X Густава Кракова и Варшавы; блистательная виктория украинско-крымскотатарского войска над московской конницей князя Трубецкого под Конотопом, дерзновенный крымский рейд полковника Петра Болбочана в 1918 году. Список можно продолжать и далее. В ряду блистательных побед особое место занимает победа украино-литовско-беларуского оружия в состоявшейся ровно 503 года назад эпической битве под Оршей.

Предпосылки и исторический контекст

Популярные статьи сейчас
ПриватБанк блокирует карты украинцев после этой операции: "Платил годами за каждый месяц" Украинцы получат счета за свет с неожиданными суммами: повышение тарифа ощутят не все Душ станет настоящей роскошью: украинцев заставят платить по 134 гривны за куб воды Готовьтесь к новым платежкам: для украинцев подорожают две важные коммунальные услуги
Показать еще

В XIV веке Великое княжество Литовское начало движение на юг, освободив сначала белорусские, а, после победы в битве на Синих водах, и украинские земли от золотоордынского ига. Что характерно – речь шла не о замене одного захватчика другим, а именно об освобождении: по мере продвижения литовцев, славянские князья со своими дружинами с удовольствием становились под литовские знамена и бок о бок бились с общим врагом. К концу столетия Великое княжество Литовское окончательно сформировалось как единое государство литовского, украинского и белорусского народов, и утвердилось, как одна из доминирующих региональных сил Восточной Европы.

Еще более интересные процессы происходили в самой Золотой орде. После расцвета в начале и середине XIV века, степное государство стало постепенно приходить в упадок, а затем и вовсе перестало существовать. На месте некогда грозной кочевой империи образовались независимые ханства – Крымское, Казанское, Узбекское, а также Ногайская орда. Последним независимость получила Московия – один из самых лояльных и преданных улусов ордынского престола, объединившая некогда колонизируемые киевскими князьями территории проживания угро-финских племен. Став самостоятельными и почувствовав силу, московские князья начали проводить агрессивную политику по отношению к соседям – как на востоке, так и на западе. В 1478 году московитами была порабощена Новгородская республика – купеческое государство с уникальным демократическим устройством, на территории которой к концу XV столетия образовался особый славянский новгородский этнос. Большая часть жителей республики была истреблена, выселена либо ассимилирована.

Тогда же начинается практически беспрерывная агрессия Московской державы против Великого княжества Литовского (ВКЛ). Атаки московитов, стартовавшие в 1487 году, продолжались с незначительными перемириями более ста лет – до объединения Литвы с Польшей в 1596-м. Фактически, можно говорить даже не о серии войн, но о единой столетней войне – по аналогии с конфликтом Англии и Франции. Или о столетней обороне литовско-славянских земель от московитского нашествия.

В ходе очередной войны, начавшейся в 1512 году, войска московитов без объявления войны вторглись на территорию ВКЛ и осадили Смоленск, но неудачно. Вторая осада города в 1513 году также закончилась ничем, но третья оказалась успешной для московского князя Василия III – в мае 1514 года Смоленск пал. После чего захватчики без боя взяли также Мстиславль, Кричек и Дубровно. Передовые разъезды московитов углубились аж до Минска, Витебска и Киева, сжигая на своем пути деревни, терроризируя и истребляя мирное население.


Ход военных действий во время десятилетней московско-литовской войны 1512-22 годов

В Великом княжестве Литовском и королевстве Польском (до объединения двух держав в единую Речь Посполитую было еще далеко, но великий князь литовский Сигизмунд I Ягеллончик одновременно был и польским королем) вот уже год, как отчаянно пытались собрать войско. Но казна обеих стран была пуста, а шляхта не особо спешила вставать под королевские/княжеские знамена.

После падения Смоленска, элита ВКЛ, казалось, очнулась от летаргического сна. Дворяне выступили на войну; кроме того, был объявлен сбор народного ополчения («посполитое рушение»), а польский сейм, наконец-то, выделил определенную сумму на оплату наемников.

В августе литовское и польское войско объединилось в Минске под руководством короля. Историки оценивают армию союзников в 26-30 тысяч человек: 15-16 тысяч легкой литовской кавалерии, 3000 литовских дворян, 5 тысяч тяжелой польской кавалерии, 3 тысячи тяжеловооруженной польской пехоты. Также существует информация об участии примерно 2,5 тысяч наемников из Чехии.

Армия Василия III была гораздо больше. В ряде источников сообщается о примерно 80 тысячах захватчиков при трехстах орудиях, хотя сейчас многие историки считают цифру завышенной. В то же время, серьезной слабостью войска Василия III была взаимная нелюбовь и соперничество командующих – Михаила Голицы-Булгакова и Ивана Челяднина.

Доведя полки до Борисова, Сигизмунд I остался в городе с 4000 воинов. Далее войско повел Великий гетман Литовский Константин Острожский – крупный волынский магнат и выдающийся военачальник (сын которого, кстати, основал первую в Украине академию и типографию).


Князь Константин Иванович Острожский

Разбив по пути несколько мелких московских отрядов, войско Острожского 7 сентября в районе Орши достигло Днепра, на левом берегу которого стояли основные силы противника.

Баталия под Оршей: полководческий талант волынского князя

В ночь на 8-е сентября литовская конница вплавь переправилась через Днепр, прикрыв наводку двух мостов и переправу основной армии. Московиты не препятствовали переправе, возможно, рассчитывая уничтожить все войско союзников одним ударом.

Переправившись, князь Острожский выстроил армию в две линии. Справа от центра первой линии расположилась польская конница, вторую половину центра и оба фланга составила литовско-украинская конница, в частности, волынские полки самого Острожского. Позади, во вторую линию, встала пехота во главе с Янушем Сверчевским, которую справа прикрыли хоругвями легкой конницы. А за второй линией, на самом краю поля, установили замаскированную кустами артиллерийскую батарею, подходы к которой были затруднены труднодоступной местностью.

Московиты вели себя в высшей степени безмятежно, не только позволив противнику переправиться и занять позицию по собственному усмотрению, но и не удосужившись провести разведку. Так, наличие артиллерийской батареи осталась для воеводы Челяднина секретом.

Сам же неприятель выстроился по классической схеме: Большой полк под командой самого Челяднина – в центре, полки правой и левой руки.

К полудню Иван Челяднин дал приказ идти в атаку. Изначально правый фланг московитов, как и ожидалось, изрядно потеснил левый фланг союзников. Но при этом полк правой руки, которым командовал Голица-Булгаков – соперник Челяднина — не был поддержан основными силами. Это дало возможность князю Острожскому контратаковать врага всеми русско-литовскими силами и частью польских хоругвей. После жестокого рукопашного боя, правый фланг московитов был разбит и бежал.


Схема битвы: атака, отступление к артиллерийской засаде, окончательный разгром

После этого московский полк левой руки атаковал правый фланг литовского посполитого рушения Юрия Радзивилла. Атака врага захлебнулась, но, тем не менее, силы Радзивилла начали имитировать отступление. Решив, что противник обратился в бегство, Челяднин с энтузиазмом бросил на преследование «бегущих» часть Большого полка и остатки Левого. Не зная о засаде, московиты сплошной массой двинулись в узкое место между оврагом и ельником – прямо на пеших стрельцов и пушки. Артиллеристам не нужно было даже целиться. Атакующие остановились и смешались. Когда же литовцы перенесли огонь вглубь неприятельского войска, московиты в панике побежали.

Поражение захватчика

Первые залпы стали сигналом для общей скоординированной контратаки, в которой особую роль сыграли тяжеловооруженные польские латники. После ожесточенного боя, Большой полк, оставшийся без поддержки флангов, был окружен и наголову разбит. Остатки полков Челяднина обратились в бегство. Часть отступающих войск оказалась зажатой на берегу реки Крапивны, где и понесла основные потери. «Иные побегоша к Смоленску, а иные в реки непроходимые забегоша», — грустит по этому поводу московский летописец.


Литовская артиллерия пересекает Днепр понтонным мостом. Фрагмент картины «Битва под Оршей» неизвестного автора XVI века

Историк Станислав Гурский так описывал поле боя: «В этом бегстве произошло избиение московитов. На поле были видны претерпевшие убийство тела, с вытекшей на землю кровью, лежащие без голов, рук или ног, а у иных голова была разбита молотом или рассечена надвое, у кого обнажен позвоночник, у кого выпали кишки, у кого отсечено от тела плечо с рукой, у кого разбиты мечом лицо или рот, кто разрублен от головы до пупа, в ком торчало копье, кто стонал, кто испускал дух, кто раздавлен конями, кто завален огромными тушами лошадей».

В битве было убито 16 тысяч московитов. Еще 14 тысяч захватчиков попали в плен.

Среди них – сам Иван Челяднин и несколько десятков воевод, включая всех командующих всеми полками и соединениями. Большинство убитых и пленных были дворянами, которые составляли костяк московского войска.

Значение и последствия

Казалось бы, путь на Смоленск и на другие захваченные армией Василия III земли был открыт. Но тут снова негативную роль сыграл не знающий ограничений либерализм и дворянская вольница тогдашних Польши и Литвы. Шляхта не хотела воевать и начала возвращаться домой. В такой ситуации Константин Острожский со своими полками численностью не более 6 тысяч человек смог освободить Мстиславль, Кричек, Дубровно и Друцк. Подойдя к Смоленску и убедившись, что вернуть крепость нет никакой возможности, князь отступил.

Тем не менее, значение победы под Оршей невозможно переоценить. Выдающийся триумф польско-украинско-литовско-беларуского оружия под водительством волынского князя Констинтина Острожского над сильным и безжалостным противником не только вернул веру в собственные силы, но и надолго, до середины XVII века, заблокировал экспансию Кремля на запад.