Об этом пишет Антикор

Однако, как правило, без внимания общественности остается еще один важный винтик, с помощью которого государственная машина может раздавить любого неугодного политического оппонента. Или просто наладить коррупционные схемы. Таким винтиком является система НИИ в сфере судебных экспертиз, подконтрольные Минюсту.

На их основе можно творить чудеса: закрывать/открывать дела, вручать подозрения и т. п. Например, одно из самых резонансных уголовных производств – судилище волонтеров по делу об убийстве журналиста Павла Шеремета. Держится оно сейчас только на судебной экспертизе о стиле ходьбы подозреваемых.

Эту сферу редко исследуют журналисты. А зря. Наше внимание привлекли некоторые судебные дела, где в качестве фигуранта/обвиняемого выступил Харьковский научно-исследовательский институт судебных экспертиз им. засл. проф. Н.С. Бокариуса (ХНИИСЭ). Речь о коррупции и вынесении сомнительных судебных экспертиз. Расследование этих дел вывело на целую систему поборов, организованную руководством ХНИИСЭ, и в частности его директором Александром Клюевым.

Судебные дела

Популярные статьи сейчас

Девушка с весом 313 килограмм взяла себя в руки и похудела более, чем вдвое

На Франковщине схватили кровавого киллера - расстрелял жертву, прикрывшись чужим именем

Аферистка из Франковска надела черный платок и получила миллион: "Мой муж погиб на Донбассе"

Под Киевом черная тварь отправила мальчика в реанимацию - пас гусей

Показать еще

Наиболее резонансное дело, в котором ХНИИСЭ предстало общественности в очень неприглядном свете, – это участие института в уголовном производстве о гибели в Харькове людей в результате наезда на них автомобиля Елены Зайцевой. Не будем пересказывать суть это громкого дела. Напомним лишь о роли ХНИИСЭ.

Харьковский институт не смог якобы провести автотехническую экспертизу – определить скорость с которой ехала Зайцева. В результате уголовную ответственность понес второй участник ДТП Геннадий Дронов, в авто которого врезалась Зайцева, поехавшая на красный цвет светофора. Адвокат привел факты того, что экспертиза ХНИИСЭ может быть неправдивой, и добился открытия уголовного производства против сотрудников института №12019220510000814 от 2 апреля 2019 года по ч. 2 ст. 384 УК Украины – введение в заблуждение суда из корыстных побуждений.

Но как говорится «рука руку моет». Следователь Нацполиции в Харьковской области дело закрыл. А Харьковский апелляционный суд стал на сторону следователя и ХНИИСЭ.

Еще один публичный намек в СМИ на сомнительность экспертиз ХНИИСЭ сделал Назар Холодницкий, руководитель Специализированной антикоррупционной прокуратуры. В интервью Слово и дело, он рассказал о том, о ходе расследования в резонансном уголовном производстве по закупке горючего Министерством обороны у ООО «Трейд Коммодити». По его словам, изначально сумма убытков нанесенная государству оценивалась в 149 млн грн. Но, после проведения экспертизы ХНИИСЭ она уменьшилась до 58 млн грн.

Сам по себе факт не свидетельствует о нарушениях в экспертизе. Но, в свете другого уголовного дела, связанного с институтом, правоохранителям, как минимум, стоит проанализировать качество этой экспертизы. В частности, в медиа незаслуженно обошли вниманием еще одного уголовное производство, в котором в явной коррупции обвиняются сотрудники ХНИИСЭ. Согласно материалов решения Заречного районного суда г. Сумы, оказалось, что следователи Нацполиции Сумской области проводят досудебное расследование в уголовном производстве №12019200000000054 от 28.02.2019 г. по ч. 3 ст. 368 УК – систематическое получение неправомерной выгоды в большом размере.

Нацполиция установила, что сотрудники Сумского отделения ХНИИСЭ с целью обогащения, в интересах других лиц, и в сговоре с благотворительной организацией «Благотворительный фонд «Эксперт 2018», «выстроили преступную схему». По данным Нацполиции, на расчетный счет БФ «Эксперт 2018» перечислялись деньги от заказчиков судовых экспертиз за ускорение сроков экспертиз и их результаты. 

Так вот, вишенка на тортике. Согласно госреестру, одним из учредителей БФ «Эксперт 2018» является Вадим Нурмагомедов. Он же был руководителем этой организации. Сейчас руководит – Ольга Подорожко. Знающие люди говорят, что она невестка Нурмагомедова. А его жена – бухгалтер фонда.

Но главное не это. Оказывается, что Вадим Нурмугамедов занимает должность главного инженера – заведующего хозяйством в центральном офисе ХНИИСЭ. То есть, кроме налицо конфликт интересов и превышение служебных полномочий уже не только Сумским отделением.

Та и вообще журналисты задались вопросом: а возможен ли такой разгул незаконной коммерции без ведома директора института Александра Клюева? Эта ниточка позволила журналистам выяснить, что же делается в центральном офисе института и почему он попадает в эпицентр резонансных скандалов.

Источники в местном управлении юстиции описывают очень неприглядную картину о бескорыстной любви руководства института к деньгам. По некоторой информации, вполне возможно, что руку к созданию БФ «Эксперт 2018» приложил именно директор НИИ. Более того, к его детищам возможно причисляют еще одну благотворительную организацию «Благотворительный фонд ветеранов – судебных экспертов».

Якобы через эти БФ создана коррупционная схема обогащения руководства института по схеме, описанной в судебном решении выше. Платежки от БФ оформляются на следователей, адвокатов, напрямую «заинтересованным сторонам» за оформление «правильной» экспертизы в пользу заказчика. Нередко «заказчиками» выступают фигуранты уголовных дел, одна из сторон в хозяйственных, гражданских, административных судебных делах. делу в суде. По данным источников, каждой лаборатории НИИ (их 10) и отделениям (Сумы и Полтава) установлен ежемесячный план в 20-30 тыс грн по поступлениям как в эти фонды, так в виде наличных сборов. То есть, только от этой деятельности гешефт может составлять до 13 тыс. коррупционных долларов «мимо кассы».

Так вот, согласно госреестру, среди учредителей (всего их 10) БФ ветеранов – судебных экспертов тоже есть сотрудники ХНИИСЭ. В частности, это ученый секретарь Лариса Дереча; сотрудник лаборатории криминальных исследований Галина Лошманова; замдиректора Элла Симакова-Ефремян; советник директора Михаил Цымбал; сотрудник лаборатории экономических исследований Ирина Губанова; сотрудник инженерно-технической лаборатории Владимир Сабадаш.

Последний персонаж самый интересный. В институте его причисляют к людям, близким к директору Александру Клюеву. Он руководитель БФ. А его дочь Инна Сабадаш – руководит лабораторией экономических и товароведческих исследований в резонансных производствах. Но об этом детальнее ниже.

Заработок на бюджетах?

Поясним читателю еще кое-что. Деятельность через БФ может быть не единственным способом заработка. Очень благодатным полем оказалось и хищение бюджетных денег.

Вся система НИИ судэкспертиз полностью финансируется из госбюджета, который наполняем мы с вами. Финансирование это из года в год растет. Но на развитие (улучшение матбазы) выделяют очень мало. То есть, основные суммы и их рост идут на зарплаты сотрудникам.

Например, в 2020 году на государственную судебную экспертизу депутаты выделили 370,4 млн грн. (общий фонд – 264 млн грн, спецфонд – 106,4 млн грн., из них на развитие – 13,3 млн грн. Это на 12,5% больше, чем в 2019 году.

При этом правоохранители отчитываются о снижении количества преступлений. Отдельный вопрос о том, насколько эта информация соответствует реальной картине правонарушений. Но, ведь планирование бюджета привязывается именно к официальной статистике. Поэтому какие есть основания на увеличение финансирования? Ладно если бы оно шло на улучшение материально базы и качества экспертиз. Но как видим выше оно оставляет желать лучшего из-за коррупционных схем.

Ответ на этот вопрос тоже отчасти дает бурная деятельность директора ХНИИСЭ. Как удалось выяснить, в институте создаются лаборатории с дублирующими функциями (открыли лабораторию – получили больше денег из бюджета), раздувается штат неквалифицированными сотрудниками, а также искусственно завышаются объемы работ.

Во-первых, в подобной деятельности бюджет заработной платы зависит от количества потраченных часов на экспертизы. Для того чтобы их искусственно увеличить, по словам источников в системе юстиции, в ХНИИСЭ якобы каждая экспертиза разбивается на дополнительные экспертизы. Например, при проведении товароведческой экспертизы общее количество продукции делят на партии или виды. И потом отдельно оценивают каждую партию. По такому же принципу поступают и в других видах экспертиз: строительные комплексы делят на объекты, экономический ущерб оценивается по отдельным периодам деятельности и т.п.

Во-вторых, как выяснили журналисты, вероятно деньги налогоплательщиков расхищаются через фиктивное трудоустройство. Специально под «своих» людей Александр Клюев якобы создал новые лаборатории. Их открытие в СМИ Клюев преподнес как победу. И самое циничное даже обосновал это небывалым ростом количества проведенных экспертиз. «Вместо 3 тыс. экспертиз в год сегодня в стенах учреждения проводится уже более 30 тыс.», – сообщил ХНИИСЭ. Читаем выше откуда взялся небывалый рост производительности НИИ. Более того, из местного бюджета одиозный мэр Геннадий Кернес даже выделил 1 млн грн на строительство под это нового здания.

Так вот в институте была создана лаборатория с непонятным названием: теоретических исследований. Возглавил ее некий Валентин Фесюнин.

Еще одно подобное детище директора со столь же пустым названием – лаборатория информационно-аналитического обеспечения… Руководитель Сергей Оноприенко.

Третий шедевр – уже упомянутая лаборатория экономических и товароведческих исследований в резонансных производствах, возглавляемая Инной Сабадаш (напомним дочь Владимира Сабадаша). По некоторой информации, эта лаборатория дублирует уже действующие структуры и создана искусственно как раз для проведения «коммерческих экспертиз», описанных выше. Дело в том, что в составе НИИ уже есть отдельная лаборатория экономических исследований.

«Резонансная» лаборатория якобы создана в нарушение законодательства, так как в иных профильных НИИ таким беспардонным образом функции других лабораторий не дублируются.

При этом несмотря на загрузку были ликвидированы сектора экономических исследований в Полтавском и Сумском отделении. Эксперты - экономисты при этом вынуждены были стать экспертами – товароведами и даже криминалистами.

Все три товарища – Фесюнин, Оноприенко и Сабадаш – доверенные лица Клюева. По информации источников, Фесюнин и Оноприенко экспертами ранее не работали и являются бывшими сослуживцами директора НИИ. О роли Фесюнина, и кто он такой – чуть ниже.

Якобы в штате их лабораторий числятся сотрудники ради галочки в зарплатной ведомости – бюджетные деньги получают, но на работе их не видели. К таким причисляют и других, кроме упомянутых, друзей директора: одиозного экс-прокурора Харькова Евгения Поповича (до 2014 года; его жена судья Хозсуда Харьковской обл.) и помощник экс-главы АП Игоря Райнина – Анатолий Русецкий. А также по лабораториям Клюев распихал бывших сотрудников милиции Харьковской области и Университета внутренних дел.

Кстати, Валентин Фесюнин – тоже бывший сотрудник ГФС в Харьквской области, и даже успел побыть начальником главупр Минсдоха Харьковской области. В общем фискал-налоговик.

Кроме указанного кадрового разгула, Клюев окружил себя за бюджетные деньги целой свитой прислуги: 2 секретаря, 2 личных водителя. Один из них возит семью директора за наши деньги, второй – самого директора. Авто (Форд и Шкода) для этого тоже приобретены за государственный счет.

При этом, все сотрудники института (кроме разве что уборщиц) получили квалификацию экспертов для выплаты надбавок за экспертный класс. Экспертизу большинство из них не проводит вовсе.

А что Минюст?

Отчасти ответ на вопрос о безнаказанности такой бурной коммерческой деятельности директора Клюева кроется в его окружении. Как видим в Харьковской области у него длительное время все было схвачено в правоохранительных, фискальных и судебных органах.

А что же центр? Как же Минюст? И есть ли шанс, что колесо фортуны обернется «задней» стороной для предприимчивого руководителя ХНИИСЭ?

Эта часть обросла легендами. Якобы в феврале 2020 года деятельность благотворительных фондов «имени Клюева» и должностных лиц ХНИИСЭ проверял отдел аудита Минюста. И якобы не увидел правонарушений.

Поговаривают, что в этой связи Александр Клюев ходил павлином и публично высказывался, что все вопросы он якобы решает с министром юстиции Денис Малюська и его замом Андреем Гайченко. А организованные плановые поборы лабораториями с заказчиков мол и нужны не только для расширения матбазы института, но и для обеспечения успешных переговоров с руководством Минюста. А создание той же «резонансной» лаборатории Минюст утвердил именно благодаря связям Клюева.

Более того, очевидцы рассказывали, что подобная безнаказанность якобы позволяет Клюеву публично унижать подчиненных и принуждать их составлять их незаконные выводы в экспертизах.

Что это бравада или эффект «визитки Яроша», когда ни Малюська, ни Гайченко ни сном, ни духом о том, что они уже слуги властелина из Харькова? В прошлом году многие уже пытались представляться от Офиса президента и брать деньги за якобы связи в высших эшелонах власти.

В этом всем, наверное, предстоит разбираться нынешних руководителям правоохранительных органов, ГНС, Госаудитслужбе и т.п.

Сам Александр Клюев, опьяненный многолетним успехом, публично заявлял, что правоохранители или какое-то там ОП Владимира Зеленского ничего ему не сделают, так как «у власти одни сосунки».

Интересно согласится ли с таким утверждением прокуратура Харьковской области?