Подольский Афон – так в Украине называют Лядовский Свято-Усекновенский мужской скальный монастырь, один из самых старых монастырей, по преданию основанный еще в 1013 году преподобным Антонием Печерским, который возвращался из Афона в Киев.

Святая обитель расположена прямо в огромнейших меловых скалах и с каждым годом привлекает все больше паломников.

Знай.ua отправился в гости к монахам

Обитель, которой свыше 1000 лет

Деревушка Лядово, Могилев-Подольского района, Винницкой области – приграничная территория. Отсюда до молдавской границы рукой подать, а горная местность позволяет лицезреть удивительные панорамы Днестра. До монастыря от деревни не далеко, но находится придется – ведь расположена обитель на приличной высоте.

Популярные статьи сейчас

Минздрав подготовил список к принудительной вакцинации: не хочешь - увольняйся

Евгений Клопотенко заговорил о свадьбе с Настей Каменских: "Чего ты такой дерзкий?"

Ким Кардашьян написала сообщение Лесе Никитюк: "До сих пор не открываю"

"Уже навсегда": Алина Гросу в образе Ларисы Долиной отгуляла шикарную свадьбу

Показать еще

Настоятель монастыря отец Антоний встречает на собственном автомобиле возле трассы и довозит до подножья горы – дальше приходится взбираться по обычной грунтовке – транспорт здесь не проезжает. Отец Антоний признается, что высота здесь поболее 150 метров будет – но точно никто не замерял. Зато, пока взбираемся наверх, можно подышать чистым воздухом и узнать об истории места.

«В 1013 году святой Антоний, основатель Киево-Печерской Лавры шел из Афона в Киев. Остановился в Лядово. Так и возник здесь монастырь. Еще тогда монахи селились в пещерах. Сами сделали себе храмы из камня, костницу. Антония считают сподвижником князя Владимира – Крестителя Руси.

В этом крае это был первый христианский монастырь и первый скит. В Византийской империи христиане на то время подвергались гонениям и шли больше на север. Так что основание монастыря было очень к стати – сюда приходили селится насельники-иконопоклонники. На тот момент по Днестру шло много торговых путей. Сохранилась и келия Антония Печерского, и святые источники тех времен. К стати, келию Антония еще с тех времен никто не трогал – так что ей уже более 1000 лет и там все без измений», - рассказывает отец Антоний.

Несколько раз за все время монахи подвергались гонениям. Сначала на монастырь нападали монголо-татары, закрывали османы, завоевавшие территорию Подолья в 1672 году. Помнит монастырь Польское королевство вместе с Великим Литовским княжеством, и греко-католиков, царствовавших здесь до того, как Подолье вошло в состав Русской империи, и две мировые войны.

Но монахи все равно сюда возвращались и селились в скалах. Последний раз его разрушили большевики в 30-ых годах прошлого века.

«В 1938-ом году по Днестру проходила граница с Румынией. Здесь строилась секретная линия обороны. Один из дзотов располагался у подножья монастыря. НКВД объявило прихожан врагами народа и контрабандистами и приказали взорвать монастырь. По словам очевидцев, подрывник, который закладывал взрывчатку, слышал в храме пение ангела. Но не остановился. Церкви взорвали. А вместе с ними старинные книги и иконы. Части церквей люди видели в Днестре. Сам подрывник погиб тоже от деяний рук своих» - говорит отец Антоний.

Уцелели некоторые книги и уникальные иконы, написанные еще на цинковых пластинах – их передали в церковь, в соседнюю деревню тогда. Часть церковного имущества разокрали. Но большая часть осталась погребенной под камнями.

Возобновлять монастырь начали с 1998 года. По сей день здесь идут строительные работы.

«Под монастырем идут катакомбы. Но добраться к ним сейчас невозможно – раскапываем понемногу. Судя по найденным записям, под завалами осталось много ценностей и фолиантов. Сейчас вот начали раскапывать костницу – тамошним останкам свыше 400 лет», - говорит настоятель.

Где просто, там ангелов со сто

С утра отец Антоний правит службу в местном храме. Сюда ежедневно приходят и местные жители и паломники со всей Украины.

К паломникам здесь дружелюбно настроены. Из-за одежды и непокрытой головы из церкви не выгонят.

«Возьмите платок». – Протягивает мне при входа старый монах с уставшими глазами.

Неписанный закон монастыря – со всеми нужно вести себя дружелюбно и просто. Как говорится, где просто, там ангелов со сто. А христианство нужно еще и делами доказывать

Пока настоятель готовится к службе, меня поручают совсем юному монаху – отцу Афанасию. Если бы не риза и борода – отец выглядел бы вполне современным молодым человеком.

Монах проводит экскурсию.

В скальном монастыре сейчас живут 6 монахов. Свой день они привыкли начинать рано – с 4-5 часов утра. Готовятся к службе, убирают в храме, растапливают дровами весь корпус, готовят проповеди и молитвы. Келии монахов – прямо в пещерах, хотя здесь есть много построек – несколько церквей, монастырская кухня, лавка, надстройки над источниками.

«Отбоя или подъема у нас нет. – Рассказывает на ходу молодой монах – отец Афанасий. – Если кто из братьев хочет – может молиться хоть всю ночь. Если сил нет – нужно отдохнуть»

К удивлению, есть здесь и монахини.

«Монахини живут внизу, в домах. – Показывает с высоты монах на частные домики у подножья скалы. – Их тоже 6 человек – четверо из женщин инокини, и еще 2 послушницы. К нам ходят на службу и на трапезу. В остальное время – у себя».

Еще дальше в горах находится подсобное хозяйство монахов и пасека. Огорода разбиты внизу, ими занимаются монахини.

«Живем очень просто, стараемся сами себя обеспечивать. Если чего-то не хватает, помогают селяне. К нам же и на работу нанимаются, поскольку у нас не только хозяйство, но и стройка идет. Сами мы бы не осилили», - рассказывает Афанасий.

Услышать других и усмирить врагов

В монастыре есть что посмотреть и над чем подумать. Небольшая пещера из камня – келья основателя монастыря святого Антония. Это место здесь особенно почитаемо.

«Пещеры помогали боговерцам искать «язык для обращения с Богом». – Проводит экскурсию по монастырю отец Афанасий. – Здесь монахи проводили большую часть своего времени, оторванные от всего земного, даже от света»

Импровизированная «кровать» здесь также высечена из камня. Впрочем ложем назвать это трудно – на нем едва можно поместиться взрослому человеку, не говоря уже о полноценном сне. Жизнь людей в полумраке в обществе холодных камней обычный паломник плохо себе представляет. Но от мыслей об этом и от осознания – сколько божьих слов слышали священные камни, скорее бросает в жар, нежели в холод.

Из кельи идет туннель в пещерный храм, названый в честь Усекновения честныя Главы Иоанна Предчети.

С наружной стороны храма возвышается огромнейшая глыба известняка, которая сверху донизу исписана многочисленными древними надписями на разных языках и различными эмблемами Этакая древнемонастырская летопись, дошедшая до наших дней. Рядом с храмом – второй храм, в честь Святой Великомученицы Параскевы.

Здесь же хранится икона Божьей Матери «Отрада и Утешение», написанная в 807 году. Многим помогает. А приезжают к монахам люди со всего мира.

Оно и понятно – святые места. покой, тишина, благодать.

«К нам не едут за славой или весельем. Ищут смиренности и мира. Видно, Богу было угодно чтобы это место осталось неугасающей лампадой для верующих», - говорит отец Афанасий.

Монахи в приюте не отказывают никому – вне зависимости от национальности, религии или политических взглядов. Здесь люди удовлетворяют свои запросы через физический труд и молитву.

«Люди заблудились сейчас. Едут мимо церкви – почему не остановиться, не зайти на 5 минут хотя бы? Разве от этого они что-то потеряют? Наоборот, приобретут. Ненависти много появилось. А ведь человек – создан по образу и подобию Бога. Ненавидеть человека, это Бога не рассмотреть в нем. Если человек злосоловит, осуждает, завидует, зла желает – он прежде всего свою душу в ад ведет. Каждый сам будет отвечать за свои поступки. Простому человеку лучше всего за своей душой следить, не осквернять ее. И помнить, что подобное притягивает подобное. Чем больше желчи в душе, тем меньше у него шансов найти в жизни что-то хорошее», - рассуждает отец Афанасий присев в келии основателя монастыря.

Здесь многим паломникам приходится напоминать слова из Библии: «Если бы люди слушали меня, то и врагов усмирили бы»

Путь к Богу

Отцу Афанасию – 26 лет. В миру он был Вячеславом и жил в Гомеле, в соседней Белоруссии. К Богу он пришел самостоятельно.

«Я когда еще не родился, в животе у мамы был – видел радугу. И запомнил ее. А позже узнал, что означает эта радуга – это значит, что Господь нас не оставляет, знак дает», - рассказывает отец Афанасий.

Сам святой отец из верующей семьи.

«У моего отца был порок сердца. Они с бабушкой ходили к схимонахине Манефе. Та сказала операцию не делать, и посоветовала есть капусту с оливковым маслом. После смерти Манефы отец таки решился на операцию и не выжил. А когда умирала моя бабушка, она сказала: «Очень хочу, чтобы Славик стал священником». А через год я пошел в церковь. И начал осознавать насколько несерьезны все эти будничные вещи: поесть, поспать, посмотреть телевизор. Мир устроен намного сложнее, и в нем везде есть место Богу. Куда бы не пошел, чтобы не делал – а везде есть он. Так мир устроен, просто многие этого не видят» - говорит Вячеслав-Афанасий.

Отец Афанасий закончил Минское духовное училище, духовный наставник благословил его на монашество, а затем владыка отправил его в Лядовский монастырь. В честь Афанасия Афонского мирского Славика при постриге нарекли отцом Анфанасием.

О своем выборе отец не жалеет. Говорит, что у каждого свое призвание.

«Мы, монахи, избранники Божие, молимся здесь за весь мир и за каждого человека в нем», - говорит он.

Отец Афанасий приводит меня к церковной лавке, знакомит с инокиней Варварой – в лавке всем заправляет она. Инокиня при монастыре уже 13 лет.

«У меня есть две дочки, шестеро внуков, и даже один правнук. Все были удивлены, когда я в монастырь собралась уходить. Одна дочь меня поддержала, а вторая была категорически против, но сейчас смирилась. Раньше я думала, что попала сюда случайно. А сейчас понимаю, что случайностей не бывает. Привел меня Господь. Наверное, если Бог определил тебя в монахини, то это осознание должно произойти. Кому-то нужно служить Господу, восхвалять его, молиться о людях», - говорит инокиня.

Помогает инокине матушка Параскевья. Когда паломников было меньше, инокиня справлялась сама. А сейчас не успевает. Матушка Параскевья занимается бумажной работой - каждый желающий может написать на листочке бумаги всех тех, о ком нужно помолиться – отдельно за здравие и за упокой.

Все имена матушка переписывает в особые тетрадки.

«Бывает, так наплачусь, пока перепишу. Особенно над детскими записками плачу. Пишут дети: помолитесь за маму, за папу, и за то, чтобы папа не пил, и маму не бил. А у меня слезы градом текут. Сколько же горя и бед оставляют люди на этих маленьких бумажках…» - рассказывает матушка.

Истории у монахов разные, но пока мы, мирские, не представляем себе жизни в постоянном труде и молитвах, каждый из здешних обитателей пришел к Богу и уже не представляет себе мирской жизни.

Матушка Параскевья откровенничает, что начала искать путь к Богу 10 лет назад – когда доктора ей заявили, что жить женщине осталось максимум пол года. Сейчас матушка живет, а к докторам не ходит – на все Божья воля и все в его руках. Но найдя Господа, уже не страшно не умереть.

Постно и вкусно

Пока наверху в храме идет служба, прогулка по горам дает о себе знать – на свежем воздухе просыпается чувство голода. Отец Афанасий и сам признается, что проголодался.

На кухне кипит работа. Несколько женщин-поваров готовят огромные казаны еды прямо на свежем воздухе.

«Я из соседнего села. А в монастыре работаю поваром. У нас монастырь для села – что-то вроде градообразующего. Многие идут наниматься на работу на стройку к отцу Антонию. Батюшка у нас ого-го какой авторитет в округе. К нему ездят и за прощением, и за благословением, и за советом. Да и просто, когда плохие мысли в голову лезут», - рассказывает повар, представившись Таней.

Готовить приходится много – трапезничают здесь и монахи с монахинями, и приезжие паломники, и рабочие со стройки. А вот газа тут нет – газовую трубу в горы не проведешь. Поэтому готовят в теплую пору на костре во дворе, а в холодные дни в помещении, с помощью газовых баллонов.

Нынче здесь блюдут пост, поэтому и блюда все постные.

Все постное и натуральное – у монастыря есть свой сад, огород, коровник и пасека. А для паломников специально построили гостиницу при монастыре, где можно переночевать.

«Сегодня будет постный борщ, рисовая каша, маринованные огурцы и грибы, а еще пончики с смородиновым компотом. А на завтра уже замариновали цветную капусту. Сейчас буду делать салат из фасоли и печь булочки», – показывает Татьяна свои кулинарные изыски, приглашая в трапезную.

Жирного монахи не едят вообще, вне зависимости от поста. Поэтому из жиров – только растительное масло. Вне поста можно яйца и молочное. А вот строители – мужики-работяги – постоянно требуют чего-то да пожирнее. Иногда настоятелю приходится уступать – если пост не сильный, конечно. Отец Афанасий признается, что в первое время очень скучал за шоколадом. Сейчас, ежели нет поста, может позволить себе кусочек лакомства, когда едет по делам в село или в город.

Еда, хоть и постная, но очень вкусная. Пока мы трапезничаем, понемногу подходят паломники, рассаживаются за столы.

Во дворе храма отца Антония уже обступили прихожане: батюшка, а подскажите… отче, а посоветуйте…. отец Антоний – не знаю как быть…. Батюшка, у меня такая беда…

Настоятель кого-то по-отчески обнимает, утешая, кому-то что-то советует. Для каждого здесь найдется доброе слово. У многих прихожан слезы на глазах.

«Сфотографируйте нас с отцом Антонием», - просят люди, замечая в руках фотоаппарат.

После трапезы паломники понемногу расходятся – почти каждый спускается с горы поодиночке. На грунтовой размытой дороге после посещения монастыря есть над чем подумать и есть что сказать себе.

По дороге назад сама себе обещаю вернуться когда-нибудь сюда снова – и не по работе, а в отпуск, чтобы пожить здесь несколько дней, в тишине и наедине с Господом.

«Ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвёртого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои»