Сегодня утром первый заместитель облгосадминистрации Андрей Гижко официально сообщил: взрывы в Калиновке прекратились, железнодорожное и автомобильное сообщение возобновлено. Местных жителей, ранее эвакуированных, предупредили – возвращаться только при особой надобности, найденные предметы не трогать.


Не многие рискуют вернуться в условия, когда посреди твоей улицы лежит неразорвавшийся снаряд. Но некоторые все-таки рискуют.


"Знай.ua" отправился в пострадавшие села.

Снаряд среди улицы

Популярные статьи сейчас

Мама Кузьмы Скрябина обратилась к Владимиру Зеленскому из-за воровства наследия ее сына: "Перед Днём рождения...."

Юля "Зайка" решилась на первое свидание после "Холостяка": "Хочу"

Оля Фреймут посоревновалась красотой с младшей сестрой: глаза разбегаются

Екатерина Репяхова призналась, как ее мама называет своего зятя: кем стал у тещи Виктор Павлик

Показать еще


Злосчастные склады находятся за самой Калиновкой – между местечком и селом Павловкой, эти населенные пункты пострадали больше всех. Эвакуировали и жителей из близлежащих сел – Медведки, Стрижавки, Сальника, Лавровки.


Пока за деревьями виднеется дым и в воздухе слышны гулкие взрывы, на блокпостах дежурят военные, перекрывшие основные дороги, полиция и добровольцы.

Один из таких – доброволец из Винницкой "Самообороны" Ярослав Пашкевич. Он перенаправляет автомобили из Винницы в объезд главной дороги на Калиновку.


"Приходится на блокпосту объяснять родственникам, едущим туда за родными, что да как. Но, вообще, паника – это зло. Вот, например, у меня в машине мама с дочкой, а туда ее бросились спасать аж три автомобиля – муж, отец и брат. А она с девочкой у меня в машине уже сидит. Пришлось собрать всю семью на трех машинах в одном месте... Хоть посмеялись, что паника это зло", - так описывает свою работу Ярослав.


Люди в панике реагируют на само происшествие по-разному. Ярослав, например, полпалки колбасы скормил двум собакам-беженцам…


"Даже очень бедного вида местные люди вывозили своих котов и собак. А некоторые люди на джипах родителей оставляли", - вздыхает парень.


В объезд через посты из милиционеров и военных можно подобраться со стороны Винницы к ближайшим селам.


Через Стрижавку и Лавровку максимум можно доехать до середины села Медведка.


При въезде в село дежурит экипаж из полицейских – внимательно проверяют документы, а у выезжающих из населенного пункта – и багажники.


Посреди улицы, прямо на дороге, лежит снаряд, заботливо огражденный… четырьмя ленточками.


А из дома напротив выходит молодая женщина.
"Вчера, когда только начало греметь и горизонт начал сиять – все в селе поняли – что-то случилось. Начали бежать в соседнюю Лавровку – выезжали, кто машиной, кто мотороллером, а кто и пешком шел. Уже ночью там людей забирали из Винницы волонтеры. Я вот не поехала, осталась здесь. У меня хозяйство. Кто из села, тот поймет, что значит скотина для сельского жителя. Так в погребе пересидела, наутро всех покормила. Сейчас вот опять иду в погреб. Услышала гул автомобиля – думаю, пойду гляну, кто. Может, кто уже с нехорошими намерениями приехал", - говорит женщина.


Из-за снаряда приходится ехать обратно.

Мародеры и журналисты


На выезде нас просят показать багажник автомобиля. Рядом с нашим авто выезжает еще одна машина – женщина приехала издалека, забрала старика-отца.


"Так и напишете, что, когда снаряды рядом падали, про наших стариков все забыли. Власть ничего не сделала для них. Отец полтора суток в погребе просидел, пока мы не приехали", - сетует дама и угощает полицейских свежесорванными яблоками.


По дороге из Медведки в Лавровку идет мужчина. Предлагаем подвезти. Соглашается охотно и представляется Романом.


"Семью еще утром вывез в Винницу, к друзьям, а сам пришел скотину покормить. Теперь вот до Винницы добираюсь", - объясняет Роман.


Говорит, что сильно испугался в ту ночь. Не так за себя, как за детей. У многих в Медведке упали крыши, потолки, выбило окна.


"Начало грохотать, а затем один раз что-то так рвануло, что все задрожало – ударная волна такая пошла", - делится впечатлениями Роман.


В соседней Лавровке в ворота частного дома возле церкви попал снаряд. Найти ворота можно без проблем – полураскуроченные, дыра в заборе и крыше сарая. Пока фотографируем, подъезжает патрульный автомобиль.


"Что вы здесь делаете? Покажите документы! Кто разрешал снимать? Вы у хозяев разрешения не спрашивали!" - идет в атаку молодой полицейский.

Проверив документы и поняв, что все в порядке, мы всего лишь журналисты, страж порядка сменяет гнев на милость.

Из дома с раскуроченными воротами выходит пожилой мужчина. Представляется Петром Панченко.

"Я под ворота огромный камень положил, чтобы ветер их не открывал, а вчера ночью снаряд пробил забор и прямиком в этот камень и попал. Вот он, разлетелся по двору на мелкие кусочки. Приезжали саперы, что-то тут делали. Теперь из земли ничего не торчит, но яму прикрыли досками и сказали туда не лезть – это может быть опасно", - рассказывает хозяин.

Из двухэтажного дома напротив выходит молодой плотный мужчина. Представляется Дмитрием Кедой.

"Вы уж извините, это я в полицию позвонил. Увидел автомобиль, подумал, что мародеры, и решил сообщить. Не знал, что журналисты. До вас тут ходили двое чужих, что-то вынюхивали", - извиняется Дмитрий. И проводит в собственный двор, показывает выпавшие из дома окна.

Дефицитные окна

Большинство стариков и пожилых из Медведки – в Винницкой школе №6. Ночуют на втором этаже, в спортзале – на ковриках, матрацах, одеялах.


Когда селяне услышали, что мы только что вернулись из их Медведки, сбегаются все, просят показать фото и рассказать, как там.

Почти у всех один вопрос: "Там на улице крика скотины еще не слышно?.." Многие бросили хозяйство и уехали.

"У меня нога больная. Я как услышала вечером взрывы – так мы с мужем и пошли на Лавровку. Потом нас уже подобрали добрые люди, довезли до Винницы", - рассказывает Лариса Слободянюк.

В уголке на матрасе сидит женщина лет под 90 с двумя бутылками воды.
"Боже, какое это горе пережить надо на старости лет! Когда начали вывозить, думала, что не доеду, умру где-то по пути. Мне и ходить уже тяжело, а тут из-под взрывов вывозят", - плачет бабушка.

Селу Павловка, что в нескольких километрах от складов боеприпасов, не повезло больше всего. В некоторые дома напрямую попали снаряды.

В саму Калиновку пропускают только силовиков или волонтеров.

Около 23 тысяч местных вывезли волонтеры, военные и спасатели в близлежащие села и города – Винницу, Козятинский, Хмельницкий районы, Немиров, Литин.

Разместили где могли – кого-то взяли к себе домой люди, кто-то ночует в школах, санаториях, детских садиках.

Больше всего люди переживают за свои дома и хозяйство.

"Мы годами строили дома. Складывали по копеечке. А тут в один момент – и все разрушено. Мы даже не знаем, что там происходит: чей дом разрушен, а чей нет. Только у нас на улице сгорело два дома и магазин", - говорит жительница Павловки Марина, которую эвакуировали в Черепашинцы, к родственникам.

Фото: Сергей Химич

Галина Рыбаченко – та женщина, которая после разрыва снаряда в своем доме попала в больницу.

"Когда только начались взрывы, мы с мужем и отцом спрятались в погребе. Всю ночь сидели, стены дрожали, а мы и позвонить никому не могли – в погребе ведь связи нет. А под утро пошли за документами и деньгами в дом, и тут я увидела, как во дворе упало что-то красное. Помню, как начал падать потолок, а меня ударной волной назад отбросило, я упала по ступенькам в погреб", - плачет Галина.

Фото: Сергей Химич

Сейчас женщина в Винницкой областной больнице. Здесь также размещены эвакуированные.

Оружие со змеями

"Ох уж эти склады. Сколько горя они нам принесли", - сетует мужчина, представляясь Александром.

И объясняет: большинство оружия на Калиновских складах из Афганистана. В 90-е годы, когда его начали вывозить – доставляли прямо в ящиках в Калиновку.

"Пока оно было в Афганистане, туда в те ящики, и в само оружие, успело поналезть много местных гадов – змей всяких и прочей живности. Так его и перевезли к нам с этой афганской живностью. Тогда она по лесам расползлась, людей пугала. Но потом странные гадюки пропали – видимо, украинской зимы не пережили", - говорит мужчина.

Фото: Сергей Химич

Многие местные говорят о том, что складам под Калиновкой уже 80 лет, и они в плохом состоянии были до пожара. Раньше там хранили химическое оружие, затем начали вывозить меланж – ракетное топливо. По некоторой информации, часть меланжа до сих пор хранится там.

Большинство селян предполагают, что это диверсия – накануне вечером перед началом взрывов многие слышали гул самолета.

Несмотря на заявления официальных властей, селяне боятся возвращаться домой. Зачастую оставляют у знакомых или родственников детей, женщин и стариков и ходят кормить животных. На некоторых улицах даже посменно несут дежурство – кто-то один дежурит на всю улицу несколько часов, затем его сменяет сосед. Люди признаются, что вынуждены брать оружие, чтобы защитить свои дома от мародеров.