Более 100 смертей и пропавших без вести за шесть лет. Так мать двоих детей расправлялась с крепостными за плохую уборку в доме. Самая жестокая помещица в истории России наводила неподдельный ужас на крепостных.

Дарья Николаевна Иванова появилась на свет в 1730 г. Она была третьей дочерью простого дворянина.

В 20 лет она вышла замуж за Глеба Алексеевича Салтыкова, ротмистра лейб-гвардии Конного полка. Супружеская жизнь Салтыковых ничем особым не отличалась от жизни других родовитых семейств тех времен. Дарья родила мужу двух сыновей — Федора и Николая, которых, как тогда было заведено, сразу с рождения записали на службу в гвардейские полки.

Что творила кровавая барыня?

Муж Салтычихи умер через пять лет после свадьбы при загадочных обстоятельствах: слёг с горячкой и "сгорел" буквально за пару недель.

После смерти мужа она жертвовала церкви огромные деньги: то ли по причине собственной набожности, то ли пытаясь замолить грехи.

Так, после смерти любимого окончательно "поехала крыша". Она начала терзать своих крепостных: бить их скалками, палкой, плетью, утюгом, поленьями. Палить волосы прямо на голове, брать раскалёнными щипцами за уши и лить кипяток прямо на лицо, — писали в журнале "Русский архив", отметив, что весь кошмар происходил в поместье Троицкое, куда она переехала с сыновьями. Дети, кстати, не были даже в курсе происходящего ужаса.

Зверства начались, как говорили на суде крепостные, примерно через полгода после смерти её мужа.

Чаще всего под руку помещице попадали девушки: не так заправлена кровать, "плохо" помыт пол, платье не идеально постирано.

"Бейте до смерти. Я сама в ответе и никого не боюсь, хоть вотчины свои отдать готова. И никто ничего сделать мне не может", — кричала она конюхам.

Однажды конюх Савелий Мартынов решился пожаловаться действительному статскому советнику Андрею Молчанову на то, что творит помещица. Тот пришёл в гости. Разговоры, подарки, напоминание о знатности рода и о глупости крестьян. Савелия даже не забрали из поместья.

"Меня на вас не променяют, сколько вы не доноси", — гордо говорила Салтыкова.

С доносчиками она расправлялась жёстко: сначала договаривалась с властями и выпрашивала, чтобы крепостных не забирали, а после большинство "сбегало".

Крепостного Фёдора Богомолова, которого, как и остальных челобитчиков, вернули, она в Троицком заковала в цепи, приставила охрану и морила голодом.

Салтыкова в 1762 году убила крепостную Фёклу Герасимову. Крестьяне позже рассказывали, что у девушки с рук, ног буквально сходила кожа, волос не было.

Как оказалось, крепостная "недостаточно чисто" вымыла пол и постирала платье помещицы. За это Салтыкова сначала избила её скалкой, а после заставила всё переделывать. Не понравилось ей и во второй раз — тогда она приказала бить девушку батогами, а после — всё переделывать. К тому моменту крепостная не держалась на ногах.

Волосы у неё были выдернуты, голова проломлена, а спина гнила, — говорили позже крепостные.

Староста села Троицкого Иван Михайлов решился отправить мёртвое тело Герасимовой в Москву на губернскую канцелярию. Лекарь Фёдор Смирнов, осмотрев его, нашёл множество синяков и опухолей. Но делу не дали ход. Герасимову просто похоронили в безымянной могиле.

С течением времени жестокость Салтычихи приняла еще более патологический характер. Простые побои и непременно следовавшие за ними убийства крепостных уже ее не удовлетворяли, она начала придумывать более изощренные пытки: могла поджечь волосы, рвала уши и ноздри раскаленными щипцами, вырезала у заблаговременно связанных мужчин и женщин половые органы, живыми бросала в котлы с кипящей водой маленьких девочек.

Один из крестьян, конюх Ермолай Ильин, который донёс на Салтычиху императрице, так отомстил ей за убийство трёх его жён: Аксиньи Яковлевой, Катерины Семёновой и Федосьи Артамоновой.

Так, Артамонову помещица до полусмерти забила скалкой, а потом отдала своим крестьянам — Петру Ульянову и Михаилу Мартынову — добивать бедную девушку. Яковлеву и Семёнову она забила батогами и обварила кипятком. После каждой смерти она подходила к Ильину и говорила:

"Ну пойдёшь ты донос писать, да ничего не сыщут. А ты ещё и бит будешь".

Позже он рассказывал, что боялся больше всего, что его не отправят в ссылку, а вернут помещице. Ведь доносчикам она мстила очень жестоко.

Когда уже во время суда у Салтыковой спрашивали про это, она говорила:

"Не забивала до смерти. Всем умирающим священника вызывала".

На суде она также уверяла, что одну из жён не трогала пальцем — вообще в то время якобы в Москве находилась. А вернулась — так девка при смерти уже. Захворала, видно. Правда, факты указывали на обратное, и Салтыковой никто не поверил.

Среди убитых помещицей большинство были женщинами, однако были и исключения. Так, крестьянин Хрисанф Андреев якобы недосмотрел за девушками, которые мыли полы. Помещица избила его кнутом до полусмерти, а потом отдала на растерзание гайдуку и конюху. Мужчина под охраной ночь простоял на морозе, но и этого помещице было мало.

Она потребовала завести его в одну из комнат и раскалить щипцы. Она била его палкой, лила на голову кипяток, а уши прижигала щипцами. Когда это всё вскрылось, сыщики долго не могли поверить в то, что такой кошмар могла устроить женщина, которой едва исполнилось 30 лет и мать двоих детей.

Была попытка убить дедушку Фёдора Тютчева. У помещицы был роман с инженером Николаем Тютчевым. В итоге мужчина не выдержал буйного нрава кровавой барыни и решил уйти. Он посватался к Пелагее Тютчевой, та ответила согласием. Молодые стали задумываться о свадьбе, а Салтыкова — об убийстве. Салтычиха покушалась на жизнь Николая Тютчева его супруги и на жизнь его дедушки. Но к счастью их беда миновала. Кто-то предупредил молодых людей о засаде, и в итоге они сбежали ночью окольными путями.

Слухи о кошмарах, которые творятся в Троицком и в Москве, доходили и до императрицы Елизаветы Петровны, и до сменившего её на троне Петра III.

Наконец, летом 1762 года из Троицкого сбежали двое крепостных — Савелий Мартынов и его друг Ермолай Ильин. Собственно, терять им было нечего: Мартынова дворянка приказала бить до смерти, и он чудом смог убежать. А у его друга она насмерть забила троих жён. Почему их послушали в юстиц-коллегии — до сих пор остаётся загадкой. Однако им помогли составить жалобу и довели её до Екатерины II, которая только недавно заняла престол. В бумаге они умоляли не возвращать их, беглых крепостных, помещице.

Императрица дала ход делу: бумага отправилась на рассмотрение в Правительствующий Сенат, оттуда — в юстиц-коллегию в Москве. Расследование вели надворный советник Степан Волков и молодой князь Дмитрий Цицианов.

Она не созналась ни в одном деянии, хотя по документам давно умершие люди значились или как беглые, или как пропавшие без вести. Да и бывавшие у неё в гостях дворяне позже вспоминали: да, видели битых крепостных, но кто ж на это внимание обращает.

Приговор Салтычихе вынесли только в 1768 году. В общей сложности пропавшими без вести, умершими от болезней и якобы сбежавшими числились 138 человек. Крепостные говорили, что она убила не менее 75.

Доказать удалось 38 убийств. Ещё для 26 так и не хватило свидетельств, а по 11 её оправдали. Это за шесть лет!

Приговор оглашали 2 октября 1768 года. Салтыкову называли мучительницей, душегубицей, уродом рода человеческого. Екатерина даже запретила называть её женщиной и велела обращаться только "он". Дворянского звания её, разумеется, лишили тоже.

На час её приковали к позорному столбу с табличкой "мучительница и душегубица", а после — сослали в темницу Ивановского монастыря, где запретили говорить с кем-либо, кроме охраны и монахини. Умерла Дарья Салтыкова 27 ноября 1801 года в возрасте 71 года, проведя в заключении более 30 лет.

Напомним, Жиль де Рэ, он же Жиль де Монморанси-Лаваль, он же граф де Бриен - алхимик, соратник Жанны д‘Арк, человек, который заслужено занимает место в списке самых жестоких людей в истории человечества.

Как сообщал портал "Знай.ua", сажать врагов и преступников на кол любил не только Влад Цепеш, который известен всем, как Влад Дракула. На Руси эта ужасная казнь тоже практиковалась.  Кого и за что в древности сажали на кол.

Также "Знай.ua" писал, 10 жутких фактов, про Графа Дракулу, о которых не напишут в учебниках.