Семейные споры совершенно особая категория дел. А если в этом замешаны дети, то конфликты требуют от судов не только высочайшего профессионализма, но и человечности. В подобных делах любая ошибка судьи, представителя исполнительной власти, правоохранителя может сломать судьбу ребенка.

Секретарь Второй судебной палаты Кассационного гражданского суда в составе Верховного суда Марина Червинская вспомнила дело, которое недавно прошло через Европейский суд по правам человека. Решение по делу вынесено ЕСПЧ три года назад, но история, которая привела истца в Страсбург, началась задолго до этого.

Это дело о мужчине с инвалидностью, научном сотруднике одного из НИИ, который в 48 лет стал отцом. Девочка родилась в 2002 году. А через три года жена с ребенком переехала к своей матери: она тяжело и неизлечимо заболела, а муж, который с трудом передвигался, часто оставался ночевать на работе и не мог ухаживать за больной женой и дочкой.

Через полгода адвокат жены обратился в суд с иском к мужу о взыскании алиментов. Хотя развод и не был оформлен, в иске было сказано, что пара не живет как супруги и муж не участвует в воспитании ребенка. Однако мужчина отрицал это: и деньги он дает, и девочка у него жила время от времени, а иск придумала мать жены. Жена же к тому времени принимала препараты опия, плохо понимала, что происходит вокруг нее и подписала документы.

Иск о взыскании алиментов суд удовлетворил. А ровно через месяц жена умерла. Потом бабушка увезла внучку в неизвестном направлении. Отец разыскивал ребенка, засыпая заявлениями полицию, прокуратуру, органы опеки. В итоге девочку он нашел — бабушка уехала с ней в село, недалеко от областного центра. Но внучку она отдавать отказалась. В центре этой войны оказался маленький ребенок.

После этого отец подал заявление о возбуждении уголовного дела о похищении дочери. Ему отказали. Бабушка в это время обратилась в райсовет с просьбой назначить ее опекуном девочки. В райсовете просьбу удовлетворили.

Отец узнал об этом решении через несколько месяцев из письма районного совета и в феврале 2007 года обратился в суд с иском о возвращении дочери, затем спустя еще полгода подал новый иск. Отец обвинял бабушку в том, что по ее недосмотру девочка упала и сломала ногу, бабушка во встречном иске писала, что отец звонил ей по телефону и материл. Органы опеки и попечительства встали на сторону бабушки, потому что отец действительно передвигался на костылях, а у бабушки в доме были хорошие условия для ребенка.

Отец захотел изменить исковое заявление, включив туда требования об отмене опеки. Суд отказал в удовлетворении исков и отца, и бабушки. Отец подал апелляционную жалобу, суд ее отклонил.

Мужчина, желая отобрать дочь, дошел до Верховного суда Украины, который в сентябре 2008 года отказал в открытии производства по жалобе, установив, что изложенные в ней требования — не основание сделать выводы о незаконности решений низших судебных инстанций.

И в 2009 году отец обращается в Европейский суд по правам человека, на этот раз — с жалобой на то, что в его деле суды и органы опеки нарушили некоторые положения Конвенции ООН о правах ребенка.

Спустя шесть лет Страсбургский суд признал правоту отца девочки. Тот требовал от Украины возместить ему моральный ущерб — 30 тыс. евро. ЕСПЧ обрезал эту сумму вдвое, да плюс обязал государство расплатиться с адвокатом — выплатить ему 4000 евро гонорара. Формально отец выиграл, но сейчас девочке 16 лет и не нужны ей никакие опекуны.

Напомним, как получить все льготы и выплаты на ребенка от государства.

Как сообщал портал Знай.ua, Дмитрий Тарасов подал в суд на бывшую жену Оксану, чтобы не ей платить 15 миллионов рублей долга по алиментам на содержание дочери.

Также портал Знай.ua писал о жуткой истории украинки, которая решилась рассказать о домашней тирании.