"Надо сходить к психологу". Эту фразу очень часто можно услышать в разговоре пары, где не ладятся отношения, от боевого товарища, который уже прошел реабилитацию и советует это своим друзьям, и вообще, как показывает практика, психологическая помощь может понадобиться в любой момент и в любой сфере деятельности. 

Именно о вездесущности психологии, в своем интервью для  Знай.ua рассказал директор Института психологии имени Г. С. Костюка (Национальной академии педагогических наук Украины),  профессор, академик Национальной академии педагогических наук Украины, Сергей Максименко.  При этом специально для наших читателей он раскрыл секрет того, как стать счастливым.

- Сергей Дмитриевич, насколько сейчас во время войны на Востоке важна психология, в частности реабилитационная? 

- Сейчас психологическая наука охватывает все сферы жизни человека, поэтому особенно важно, чтобы фундаментальная наука опиралась на самые значимые запросы практики. Это касается и помощи бойцам АТО, которые прошли или собираются пройти весь ужас войны. 

- Расскажите об этом более подробно.

Популярные статьи сейчас

Путин пригрозил украинцам массовой резней: "Дайте нам закрыть войсками границу"

Дочь Поляковой Маша превратилась в точную копию звездной мамы: только цвет волос разный

Пенсия в 60 достанется лишь избранным: как изменится минимальный стаж уже с 2020

Лазарев признался, будет ли свадьба с Лорак: "Я абсолютно счастлив!"

Показать еще

- Отбор и подготовка – это первый шаг, чтобы человек менее безболезненно вошел в ту новую обстановку, в которой ему придется жить. Второй этап – непосредственная помощь в батальонах. Отмечу, что в вооруженных силах находятся 596 военных психологов. Они помогают на месте снять страхи и депрессии. Ведь человек, выстрелив раз по живой цели – в корне меняется. Он становится другим. Потому психологи пытаются максимально обеспечить военным комфорт и разрядку, иногда даже зовут жену, чтобы она побыла вместе со своим мужем, тем самым успокоив его.

- Война - самое страшное, что может быть в жизни. Предусмотрены ли психологи для самих психологов?

- Есть система, которая дает возможность снятия этих трансферов. Раз в год с самими психологами должна проходить работа, чтобы снять травмирующие эффекты. Ведь они тоже люди.

Что касается третьего этапа – это комбатанты, когда они демобилизуются. Или восстановительный этап. Ведь реабилитацию должны проходить не только те, кто был на передовой, но и их жены, девушки, иногда дети. Чтобы знать, как действовать, когда сплывают картины прошлого и не дают, например, спокойно спать.  Это состояние называется - постстрессовый травматический синдром. 

Если обратиться к цифрам, то из 320 тыс. человек которые участвовали в АТО, 8489 – вернулись калеками, с физическими недугами. И кто-то может подняться после этого, а есть те, кто не может с этим справиться. Потому и нередки так самоубийства среди бывших военных и, к сожалению, сейчас их количество только растет.

- С чем это связано?

- Это как раз связано с этими стрессами. Если человек не проходит реабилитацию до 12 недель, то тогда могут быть рецидивы. Если проходит – то он вписывается в общую канву жизни.  И ему не хочется ехать снова на передовую. 

- Давайте поговорим о вашем Кризисном центе медико-психологической помощи населению . На данный момент количество людей, которые в него обращаются, увеличилось по сравнению с предыдущими годами или уменьшилось?

- Сразу после Революции достоинства мы создали этот Кризисный центр, начал работать круглосуточный "телефон доверия". Стало очевидно, что психологическая помощь людям с постравматическим синдромом, после "постэмоциональной вспышки", пережитой на Майдане, должна быть не менее эффективной, чем медицинская. 

Что касается количества людей, которые в него обращаются, то был пик и, я вам скажу, он такой и остался. Людям все также требуется квалифицированная психологическая помощь. 

- Государство вам как-то помогает?

- Нет. Только волонтерская помощь.

- Сергей Дмитриевич, я знаю, что у вас есть определенные проблемы на работе? И будучи психологом, вам самому приходится работать сейчас в непростых психологических условиях. Расскажите об этом.

- На протяжении последних пяти лет происходят различные выпады в мою сторону. Есть люди, которые себя чувствуют плохо, когда другим хорошо. Я отношу это к трем факторам: здание института, оно находится в хорошем месте, на ул. Паньковской, моя должность, на которую есть виды у других людей и уникальная специальность.

Есть отдельные люди, которые уволились, но при этом все время обращаются с письмами в различные инстанции. Например, бывший сотрудник написал, что я шпион и далее пишет, что у меня какие-то миллионы, дома за границей, дачи и машины. Но все это чистейшая ложь, у меня кроме зарплаты ничего нет, ну плюс как академик получаю около 5 тыс. гривен.

Проверяли различные инстанции  и ничего нигде не нашли, но каждый раз возвращаются, потому что этот человек продолжает писать эти письма и доносы. Подобные проверки крайне негативно сказываются на рабочем процессе, работоспособности коллектива, а также на состоянии здоровья моих близких.

- Это один и тот же человек все время пишет?

- Да. Я его знаю, но называть имя не буду. 

- Вы являетесь основателем медико-психологического факультета НВУ АА Богомольца. Несколько месяцев назад вам пришлось оставить руководство факультетом. По какой причине?

- Хочу отметить, что с подачи упомянутого человека администрация медуниверситета, где я в 2000 году основал медико-психологический факультет и кафедру общей и медицинской психологии, провели беспрецедентную акцию, направленную на уничтожение специальности психология (специальность 053), факультета, кафедры и меня, как руководителя.  Тем самым фактически разрушается научно-практическое  основание украинской психологии как науки в сложнейший период затянувшегося военного конфликта, когда десятки тысяч людей нуждаются в психологической помощи медицинских психологов.

- Уверен, что вы выйдете победителем с этой ситуации. Давайте поговорим о семейной психологи. На Западе это очень распространенное явление, у нас же пока редкость. Почему?

- У нас, кстати, тоже происходят изменения, и от академической психологии уже идет уклон в психологическую практику. В этом контексте меняется и методология. Потому многие вузы ориентируют на семейную психологию, консультативную. Но она еще, конечно, так не культивируется, как на Западе. 

- Я знаю многие мужья, например, не хотят идти к психологу, если какая-то проблема в семье.

- И не только мужья. Не все даже участники АТО хотят идти к психологу. Потому что психология отождествляется с психиатрией. Но психиатрия – это когда больная душа, когда разум не выступает господином. Психология - это совсем другое.

- Есть ли вопросы, которые человек действительно не сможет решить без помощи психолога? Или все-таки можно себе помочь самому? 

- Я думаю, есть тот кризис внутренних противоречий, который сам человек не сможет решить. Потому что не знает, как это сделать, надо его подтолкнуть к этому. Наметить путь. Для этого как раз и существуют психологи. 

Если говорить откровенно, то всем участникам АТО необходимо пройти психологическую реабилитацию. Это обязательно. Так как война - это в любом случае стресс. 

- Сергей Дмитриевич, не могу не задать вопрос о наших политиках. Вы очень хорошо разбираетесь в психологии. Расскажите, почему же наши политики идут в Верховную Раду с одними лозунгами, а потом обо всем забывают и начинают лишь наполнять свои карманы?

- Тут нет большой тайны. Доступ к рычагам власти изменяет человека. Причем в худшую сторону. Большую роль играет вседозволенность и громадное искушение. Искушение властью – сильнее секса, мало кто может ему противостоять. При этом в нашей стране нередко человек достигает больших высот не совсем заслуженно, и он понимает это. Потому и начинает красть и обогащаться, так как знает, что долго на этом месте не просидит, ибо не заслуживает его. 

- Но почему западные политики не такие? 

- Потому что у них нет этого апломба, свойственного нашим политикам.  Своеобразная квази-уникальность  в представлении любого руководителя. Ведь все они пытаются демонстрировать свое преимущество, богатство, показать, что я круче всех. На Западе этим люди не страдают.

- И последний вопрос. С высоты вашего опыта, быть может, вы разгадали секрет настоящего счастья? Как жить в гармонии с собой и быть счастливым? 

- Я считаю, что личность начинается с любви. Там где есть любовь к другому человеку и к себе – это есть счастье. Но для этого нужно иметь хотя бы 4 составляющих. Нужно иметь физическое здоровье, иметь хороший интеллект, согласие с самим собой и согласие с близкими. Также нужно уметь хранить тайну, прощать обиды и правильно проводить свой досуг.

В чем я уверен, что любить и быть любимым – это непременное условие. Безусловно, сложно научиться ущемлять себя в чем-то, быть терпимым, быть лояльным. Но никто не говорил, что стать счастливым - это легко.

О Генри как-то сказал "Никогда отношения между здоровым и больным, между свободным и пленником, не могут долго оставаться в полном равновесии. Несчастье делает человека легко ранимым, а непрерывные страдания мешают ему быть справедливым».

Напомним, ранее мы сообщали о том, как ребенка можно успокоить всего одной фразой.