Украинскому журналисту Роману Сущенко, который осужден в России за жпионаж и приговоренный к 12 годам колонии строгого режима, удалось пообщаться с одним российским военным, пишет Обозреватель.

Адвокат украинца Марк Фейгин рассказал в интервью о дальнейших действиях защиты и пояснил, почему Сущенко не собирается объявлять голодовку. Кроме того, он попытался спрогнозировать, чем обернется голодовка Сенцова и каковы перспективы обмена одного или двоих из этих политзаключенных на журналиста Кирилла Вышинского, обвиненного в Украине в госизмене.

Первый вопрос касается обвинений. Действительно ли Роман Сущенко пытался узнать в Москве у бывших российских военных, будет ли "ДНР" атаковать Мариуполь? Что он делал в Москве?

- Я должен сказать, что материалы имеют гриф "секретно", поэтому я не могу раскрывать всех деталей.

Я могу только сказать, что Роман общался только с одним военным, а не с "военными" во множественном числе, и это его приятель. Они знакомы 25 лет.

Популярные статьи сейчас
Си Цзиньпиня могут вытолкнуть в отставку: политолог объяснил, что это может изменить все Экс-игрок "Динамо" Беньямин Вербич попался на измене Альвине и употреблении наркотиков: "На него 2 страны смотрит, стыдно" Многие украинцы будут вынуждены вычеркнуть молоко из своего рациона: рост на 25% не предел Гречка продолжает стремительно дешеветь: какие ценники выставили украинские супермаркеты
Показать еще

Действительно, Роман интересовался, будет ли атакован Мариуполь, будут ли в кампании осени 2016 года предприняты попытки массированного вторжения с территории России и с территорий, неподконтрольных Украине.

Но я бы не сказал, что из этого надо делать далеко идущие выводы.

Роман Сущенко

- Речь идет о российском военном запаса?

- Не могу сказать.

- Вы уже подавали апелляцию?

- Пока что не подал, я жду. Как только Роман подаст свою жалобу, я подаю свою. Но это уже технический вопрос. У нас есть 10 дней. Сегодня вечером или завтра утром я подам.

- В течение какого времени может быть рассмотрена апелляция?

- Посмотрите дело Карпюка, Клыха, Сенцова, Кольченко – как минимум, полгода.

- Где все это время будет находиться Роман?

- Он будет находиться в Лефортово, он еще не осужден. Приговор не вступил в законную силу. Он вступит в силу только после второй инстанции, и только тогда его могут отправить в колонию.

А сейчас его еще не вправе никуда отправлять.

- Где он может содержаться после вступления приговора в силу?

- Это строгий режим.

- Что это означает на практике?

- Колоний строгого режима меньше, чем общих. Они рассыпаны по всей России. Но он – иностранец. Могут направить в Рязань, но это далеко не факт.

- Известно ли вам о планах Романа? Собирается ли он протестовать, например, объявить голодовку?

- Я могу точно сказать, что объявлять голодовку он не будет. Во-первых, этот знак солидарности уж точно не даст никакого результата в Лефортово, прежде всего, от тяжелого режима его посещения.

Ну, что из того, если Роман об этом заявит? Я считаю, и Роман с этим согласился, что голодовка слишком ограничена во времени. У вас есть 4 недели. А дальше что? Прекращать голодовку? Умирать? Что на выходе?

Я бы сказал так: голодовка должна быть ограничена во времени и иметь выполнимые, ясные, прямые, процессуально обоснованные требования. Условно говоря, надо требовать чего-то конкретного и немедленно, сейчас.

Потребовать освобождения всех 64 заключенных, зная российский режим, нечувствительный к такого рода протестам – я думаю, что это нереализуемо.

В этом проблема. Потому что вам придется подойти к точке бифуркации, и либо вас начнут принудительно кормить через нос, либо вы прекращаете голодовку.

Для Романа это неприемлемый путь.

- Как могут развиваться события в ситуации с Сенцовым?

- Мне сложно прогнозировать. Я вижу решительность Сенцова. Но, с другой стороны, он уже получает терапию – глюкозу с витаминами. Насколько я понимаю, внутривенно.

Это может продлить срок голодовки, но это не приблизит его к выполнению Кремлем требований, которые он ставит. Вот в чем проблема.

С моей точки зрения, если вы требуете освободить всех 64 украинских политзаключенных, то шансы на выполнение этого требования не так чтобы велики.

Наверное, голодовка придала этой теме известный вес и огромное внимание, но добиться выполнения именно этого требования, мне кажется, совершенно нереально.

А чем она закончится, я не берусь прогнозировать. Я не исключаю любого варианта, во всяком случае, принудительного кормления. Я не думаю, что ему дадут умереть. Я не думаю, что Кремль к этому готов. Наверняка, когда его организм уже окончательно ослабнет, они воспользуются этой возможностью, чтобы осуществить принудительное кормление.

Олег Сенцов

- И по поводу обмена. Можно ли Вышинского обменять сразу и на Сущенко, и на Сенцова?

- Это маловероятно. Кремль слишком жаден для того чтобы отдать двоих за одного. Но, опять же, это моя точка зрения. Может быть, накануне чемпионата мира Путин из гуманитарных соображений соблаговолит отдать их обоих.

Но зачем ему отдавать двоих самых медийных политзаключенных? Он подержит кого-то до лучших времен. Помните, как он сказал по Сенцову? "Время еще не настало".

Кремль расходует этот ресурс очень и очень экономно. Я не верю, что Кремль пойдет на масштабный обмен.

Я думаю, что, скорее всего, отдадут кого-то одного, и шанс такой есть. Мне кажется, что на Вышинского логичнее было бы поменять Сущенко, потому что у них много общих признаков. Оба журналисты, Романа обвинили в шпионаже, Вышинский в Украине обвинен в госизмене. Москва, видимо, действительно заинтересована в возвращении Вышинского.

Так что есть такой шанс. Но, опять же, ситуация с Сенцовым очень драматична. Предсказать, как она будет развиваться дальше, я не берусь. Но я также понимаю: пока рядом с ним находятся адвокаты и правозащитники, а если завтра их не будет, откуда мы будем узнавать информацию о том, что с ним происходит?

На этой теме может быть много разного рода спекуляций. И это очень опасно.

Конечно, Сенцова надо освобождать, как и всех остальных. В этом нет никаких сомнений. Но как лучше? Я думаю, этот вопрос находится в компетенции все-таки первых лиц, а не в нашей. Мы же не участвуем в переговорах.

- Можно ли быть уверенным в том, что украинская власть готова отдать Вышинского?

- Это мое личное мнение, но я уверен, что да.

Как сообщал ранее портал "Знай.ua", украинскому журналисту Сущенко дали 12 лет строгого режима.