Татьяна Яловчак – украинская альпинистка, из тех девушек, о которых говорят: мастер на все руки. Она – психолог, инструктор по йоге, арт-терапевт, сомелье, имеет три высших образования. А 7 лет тому назад ее друзья взяли с собой в путешествие в Перу на гору Мачу-Пикчу, с тех пор Татьяна еще и альпинист со стажем. Ведь в арсенале девушки свыше 50 покоренных вершин и пять высочайших вершин мира. А в планах – еще две самые высокие вершины, чтобы замкнуть круг семи вершин альпинистов.

"Знай.ua" Татьяна рассказала о себе и своем необычном увлечении.

Я сама из небольшого городка Селидово в Донецкой области. Когда еще ходила в школу – серьезно занималась плаванием в бассейне, была спортсменкой. Потом бассейн закрыли, родителям предложили возить меня в бассейн в другой город – но у нас на это не было денег. Так у меня на всю жизнь остались неудовлетворенные спортивные амбиции. Плюс ко всему – я всю жизнь мечтала о путешествиях. Когда впервые с друзьями попала на Мачу-Пикчу – поняла, это мое. Альпинизм – это тот вид спорта, где можно раскрыть все свои амбиции и попутешествовать. А после восхождения на Эверест у меня появилась идея: взобраться на знаменитые 7 вершин и стать первой украинкой, которая покорила все семь.

Клуб семи вершин впервые появился в 1981 году. По сути это неформальное объединение альпинистов, которые совершили восхождения на 7 самых высоких вершин мира на шести континентах. Сейчас могу похвастаться пятью вершинами – Эверестом, Аконкагуа, Килиманджаро, Эльбрусом, только что вернулась с Денали. Осталось покорить еще вершину Джая в Новой Гвинее и массив Винсон – это Антарктида. Если все сложится, то в следующий поход отправлюсь уже этой осенью.

Война внесла корректировки в мою жизнь – в 2014 году я прилетела из Маврикия, куда возила группу туристов – оказалось, что возвращаться уже некуда. Дом остался на оккупированной территории.

14 июня 2017 года мы были на вершине Денали (Аляска). Живы, здоровы. Позади морозы -30, ветер – 60 метров. В такую погоду американские гиды не водят: лавина, трещины, снегопады. Три недели палаточной жизни пролетели, как один миг. Я благодарна людям за поддержку и добрые слова.

Мы вылетели на Аляску 27 мая, и уже через несколько дней самолет нас забросил на ледник, в базовый лагерь у подножия горы. Оттуда началось наше восхождение и продолжалось оно 20 дней. Можно было, конечно, и быстрее дойти и спуститься, но была непогода. Нам приходилось работать по 8–12 часов в сутки. Самое тяжелое для меня было – это тянуть сани с вещами за собой вверх. Денали очень суровая гора – погода там меняется каждые полчаса. Ко всему, на горе много трещин. Иногда мы проваливались в них. Здесь очень важна командная работа: если ты провалился в трещину, остальные должны закрепиться и доставать тебя.

Денали имеет высоту 6168 метров. После Эвереста с высотой 8848 кому-то это покажется легкостью, но опытные альпинисты знают, что каждая гора по-своему прекрасна и по-своему опасна, даже самая минимальная.

Альпинизм – это большой труд и обязательно командный. Без команды я никак бы не справилась – это люди, которые не только будут тебя из ущелий доставать, но и которые поддержат в трудную минуту – когда кажется, что сил нет, и не можешь вынести отсутствие налаженного быта. Когда поднимались на гору Эльбрус, была такая непогода, что только наша группа взобралась на вершину – сказался командный дух.

Ну и плюс шерпы – это проводники в горах, которые помогают нести вещи. Зачастую это люди из местных – из горных сел, которые привычны к физическим нагрузкам и к горному воздуху, вернее, его отсутствию.

Меня очень удивили шерпы на Эвересте – жители небольшой непальской деревни. Пока мы шли с баллонами, они шли без кислородных баллонов и даже курить по дороге умудрялись. Маски надели только после 8 тысяч метров. Оказалось, они родились в таких условиях, и их легкие привычны к такому воздуху.

На вершине было ощущение неимоверного счастья. Про себя подумала: ну вот и пятая вершина. Но потом опять пришло ощущение собранности и работы – потому что спуск дело еще более опасное, чем подъем.

Я всегда перед восхождением мысленно разговариваю с горой. Думаю о том, что она здесь была задолго до меня и будет стоять после меня, а я вот такая маленькая песчинка для нее и моя жизнь тоже.

Страшно было в прошлом году на Эвересте. Когда шли туда – была ночь, в потемках не видно человеческих тел. А вот когда спускались назад – обуял настоящий ужас. Только за 2014–2015 годы там осталось 40 человек. Были предприняты попытки их спасти, как мне рассказывали, но погибли люди, и власти решили больше не предпринимать таких попыток. Признаюсь, меня охватил ужас – ведь такая судьба может постичь каждого. Но там, на высоте, нужно верить в себя и в собственные силы, а не поддаваться панике.

Альпинисты неприхотливы в еде. У каждого из альпинистов есть по два джет-бойла (на всякий случай). В них мы растапливаем снег и кипятим его. С собой в основном берем сублиматы: это специальная еда с витаминами и жирами, которую нужно просто залить кипятком - и ужин готов. Из обычных продуктов на высоте здорово выручают овсянка, сухофрукты, травяной чай.

Вообще, многие люди уверены, что при восхождении нужно сбрасывать вес. Это ошибка – наоборот, перед восхождением нужно набрать несколько килограммов, потому что на высоте свыше 5 тысяч метров килограммы тают сами по себе. И очень важно не потерять "свой" вес, а согнать только лишние жиры – иначе это очень сказывается на трудоспособности.

В горах без косметики никак. Ведь там мороз, и нежную кожу нужно чем-то защищать. В моей косметичке всегда стандартный набор: полотенце, влажные салфетки, крем под глаза, крем для рук, крем для лица, зубная паста, щетка, мазь "Спасатель", капли для глаз. Еще у меня есть небольшая косметичка для батареек и аккумуляторов – с ними я сплю в спальном мешке, потому что им нужно тепло для того, чтобы они работали.

О воде, ванне, душе на высоте можно забыть – вода только питьевая, и той очень немного, в основном топят снег. Выручают влажные салфетки и снег, которым можно обтереться.

У каждого из альпинистов есть специальный контейнер, чем-то похожий на ведро, только герметический. Он заменяет в походах туалет.

Я постоянно пытаюсь держать себя в форме, регулярно тренируюсь, занимаюсь плаванием, танцами, йогой, практикую техники дыхания. Для альпиниста главное – это выдержка. Поэтому я каждый день зимой ходила по 10–15 километров, с 10-килограммовым рюкзаком, плюс брала на руки и ноги дополнительные утяжелители. Однажды так увлеклась, что прошла от дома расстояние в 20 километров, пришлось возвращаться назад – а это еще 20 километров. Я вообще сторонник теории о том, что для мозга и тела ограничений не существует, поэтому привыкла к нагрузкам.

Иногда уступить – это тоже победа. В прошлом году альпинистка из Украины Ирина Галай стала первой украинкой, покорившей Эверест. Год назад мы действительно шли с Ирой в разных группах, но была непогода. Ире хотелось быть первой. Я решила уступить. Если бы мы устроили гонку – могли бы погибнуть обе. Горы, огромнейшая высота – это не место для состязаний, и я отступила.

Моя самая любимая вершина – это Килиманджаро, как называют ее местные - Кили. Удивительно мягкая, нежная, солнечная гора, а еще там очень красивые африканские рассветы. После спуска с вершины я обычно еще несколько дней провожу возле нее, на равнине, знакомлюсь с людьми, традициями, местной кухней. В этом плане Кили – точно одна из моих любимых гор, как и сама Танзания. Только там я видела розовые бананы и фиолетовые бриллианты, коих нет больше нигде в мире.

Несколько лет тому назад мы группой из 4 человек прилетели в Аргентину, чтобы взойти на Аконкагуа. Так получилось, что мой чемодан со всем снаряжением не прилетел вслед за мной. А ведь там была специальная одежда, обувь, термобелье, палки. До восхождения у нас было время, и я, как бомж, начала побираться по друзьям и знакомым, что-то докупила, что-то арендовала. Так и пошла на Аконкагуа. Сейчас об этом вспоминаю с улыбкой – а тогда мне было реально страшно. Ведь деньги потрачены, а идти не в чем.

Друзья пригласили меня с 1 октября пойти на Джаю. В декабре планирую ехать в Антарктиду. Но все упирается в финансирование – сейчас ищу спонсоров. Переезды, перелеты, снаряжение, все документы - обходятся очень недешево и часто измеряются десятками тысяч долларов. Я знаю поляка, который взошел на все семь вершин за 120 дней.

Больше всего я сейчас жду путешествия в Антарктиду. От бывалых альпинистов я слышала, что это просто другой мир. К тому же всех, кто там побывал, затем обрабатывают специальными парами, чтобы они не привезли с собой какую-то незнакомую форму жизни.