Вероятно, вы считаете, что огромный торговый комплекс в центре Киева – это постоянный источник огромного дохода. Как, например, Бессарабский рынок на площади, примыкающей к Крещатику, главной улице столицы. Как говорил незабвенный Глеб Жеглов: «Это же Эльдорадо, Клондайк, золотые горы!».

Об этом идет речь в материале Политрады

Николай Ковальчук
Николай Ковальчук

Но в действительности… Впрочем, действительности мы пока не будем касаться, о ней речь пойдёт позже. Сейчас поговорим о документах. Согласно им, Бессарабский рынок приносит городу буквально копейки.

«В Киевской горгосадминистрации (КГГА) утвердили финансовый план КП «Бессарабский рынок» на 2018 год. Руководство рынка предположило, что сможет заработать за год около 66 тысяч долларов. В администрации Кличко этому охотно поверили.

Популярные статьи сейчас

Зеленский говорил правду: астролог вычислил точную дату окончания войны на Донбассе

Главное за ночь: "переворот" евробляхерам от Зеленского, бегство Порошенко и план спасения Донбасса

ПриватБанк перестал работать: досталось каждому клиенту, срочное заявление

40-летняя Ани Лорак подогрела слухи о беременности, свежие фото все прояснили: уже не скрывает

Показать еще

Об этом KV стало известно из финансового плана КП «Бессарабский рынок» на 2018 год, который был утвержден приказом Департамента коммунальной собственности КГГА №399 от 19 сентября 2017 года.

Документом предполагается, что в 2018 году доход КП «Бессарабский рынок» составит 25,495 млн гривен. Из них 18,3 млн гривен рынку должна принести аренда помещений и его услуги. Для сравнения, в 2016 году предприятие фактически получило 25,6 млн гривен общего дохода, а финплан на 2017 год предусматривает 25 млн гривен дохода», - писали СМИ в сентябре 2017 года. А вот и сам документ.

Бессарабский рынок
Бессарабский рынок

Итак, предполагалось, что в месяц Бессарабский рынок в 2018 году будет приносить чуть больше двух миллионов гривен. Пожалуй, торговать семечками на этом месте было бы прибыльнее. Кстати, чем там торгуют? А вот чем:

«Витрины буквально ломились от наличия в них банок икры черной, красной, белужьей и щучьей, что вызвало у иностранных гостей бурю восторга. Попробовав на вкус немного икры, они были разочарованы тем, что эта роскошь искусственного производства, а на вопрос к продавцу, можно ли на рынке приобрести натуральную продукцию, продавцы шепотом сообщали цену: сто долларов за сто грамм.

И вот, пожелав испробовать натуральную продукцию, один из экскурсантов, передав купюру с изображением американского президента, в течение пяти минут стал владельцем баночки натуральной астраханской икры, принесенной, по словам продавца, со склада.

Изучая полки витрин, гости спросили: «Как же получается так, что в рамках санкций против России вы требуете от стран закупать меньше товара у России, а в то же самое время ваш рынок буквально заполонен рыбными деликатесами производства Камчатки, Санкт-Петербурга и других регионов российской империи? Такие виды продукции, как икра, крабы, осетры, всегда приобретаются за твердую валюту».

Вопрос заставил нашего экскурсовода задуматься, после чего напрашивался только один вывод. Он состоит в том, что на данный рынок продукция поступает всеми возможными путями, кроме легального, а руководство рынка, дабы не потерять торговцев, которые оплачивают торговые места не только по официальным счетам, закрывают глаза на контрабанду».

Оставим в стороне моральную сторону вопроса. Да, с Россией идёт война, да, она находится под санкциями – но каждый выживает, как умеет, не будем изображать из себя святош.

Поговорим о самом существенном – о деньгах. Через торговый комплекс, где множество мест сдаётся частникам, ежедневно проходят тонны той же икры, рыбных деликатесов и прочих вкусностей. И при этом официально Бессарабский рынок зарабатывает два миллиона гривен в месяц. Здесь даже у первоклассника сам собой появится вопрос: куда уходит всё остальное? Ведь не в параллельную же вселенную?

Ответить на него довольно трудно, да и искать такой ответ должны не журналисты, а соответствующие органы. Мы же пока поинтересуемся личностью руководителя предприятия. Вот что о нём известно:

«Николай Ковальчук родился 21 июля 1980 года в городе Виннице. С августа 1993 по июнь 1997 года Николай Ковальчук проходил обучение в Международном научном центре технологии программирования «Технософт».

С 1997 по 2001 год учился в Киевском национальном экономическом университете. В 2012 году получил квалификацию магистра аграрного менеджмента».

Что любопытно, далее издание замечает:

«Непосредственно имя Николая Ковальчука в публичных скандалах не фигурировало. При этом к деятельности «Бессарабского рынка»» под его руководством есть ряд вопросов, которые, похоже, волнуют только общественность и совершенно не смущают столичную власть».

Что же, сам Ковальчук, возможно, и чист, но вот его ведомство… Процитируем открытые источники, при этом не забывая, что Бессарабский рынок – здание исторической ценности:

«Торговля контрабандным товаром, висящие провода, дурнопахнущие туалеты… А сколько нареканий на то, как на историческом здании, которое мы должны сохранять для будущего поколения, могут свободно размещать кондиционеры, уродующие внешний вид исторического здания.

При этом нельзя забывать, что при установке кондиционеров пробивают стены, а это уже ведет к разрушению здания. И скажите, пожалуйста, кто наблюдает за тем, как в данном здании размещаются торговые заведения, которые устанавливают витрины магазинов и кафе, не соблюдая никаких правил по сохранению внешнего вида памятника архитектуры».

Возможно, текст по форме излишне эмоционален, но с его сутью трудно не согласиться. В самом деле, если ради коммерческих целей подвергают опасности памятник архитектуры, это у любого неравнодушного человека вызовет возмущение. А что касается культурной ценности Бессарабского рынка, то Википедия сообщает о нём следующее:

«Здание построено в 1910—1912 по проекту архитектора Генриха Гая на деньги известного киевского сахарозаводчика Лазаря Бродского, завещанные им после смерти. Открыт 3 (16) июля 1912 года…

…Бессарабский рынок построен в стиле позднего модерна. Фасады рынка украшены рельефами на пасторальные темы: «Молочница», «Селянин с быками», «Рыбы». Арки входов венчают головы быков. Авторы рельефов скульпторы Татьяна Руденко, Алексей Теремец, ученики Фёдора Балавенского и Пётр Сниткин. Решетки ворот украшены утками, взлетающими с озёрной глади, и даже головки заклёпок выполнены в виде цветов». Пожалуй, в древнем и славном Киеве едва ли найдётся сотня зданий, которые были бы ценнее этого рынка.

Но здесь, как и повсюду во всей этой истории, всё упирается в деньги – точнее, в «левые» деньги. Я прекрасно понимаю, насколько затёртым стало выражение «надводная часть айсберга» - но, говоря о Бессарабском рынке, очень трудно обойтись без него. Судя по всему, здесь на одну видимую гривну приходятся как минимум десять невидимых. Они не облагаются налогами и ничего не добавляют в городской бюджет. Бюджету приходится довольствоваться двумя миллионами в месяц – но это ведь не прибыль, это нищенское подаяние.

А куда девается всё остальное? Об этом стоило бы спросить Николая Александровича Ковальчука – не может же директор совершенно не знать, что творится в его учреждении.

И, судя по всему, такие вопросы не заставят себя долго ждать.

Ярослав Островецкий, для Политрады