На текущей пленарной неделе лидер фракции "Батькивщина" Юлия Тимошенко перешла к решительному наступлению на всех идеологических фронтах, раскритиковав нынешний Кабинет министров за повышение тарифов и все вытекающие из этого последствия. И призвала посвятить рассмотрению этой проблемы и, в частности, законопроекту о запрете конфискации жилья за долги по оплате жилищно-коммунальных услуг, значительную часть парламентского заседания, назначенного на четверг, 6 октября.

Во многих смыслах ход понятный и последовательный. Однако интересно, что в рамках своего выступления на этот же день Юлия Владимировна потребовала провести слушания на тему еще одного вопроса – принятия закона о продлении моратория на продажу земли до 1 января 2022 года. В случае, если депутаты откажутся за него проголосовать, Тимошенко пригрозила вынесением этого вопроса на общенациональный референдум. В преддверии возможного "Дня Р" журналисты портала "Знай.ua" решили более глубоко изучить вопрос моратория, чтобы узнать, кому и почему так важно заморозить процесс формирования земельного рынка Украины.

Всё или ничего

Ни у кого не вызовет сомнения тот факт, что карьера преимущественного большинства украинских политиков строилась вокруг громких заявлений. Одни из них сулили золотые горы, другие – запугивали своих потребителей. Однако верхом мастерства считаются слоганы, которые одновременно держат аудиторию в страхе и дают ей надежду на то, что этот страх – не вечен. После чего обязательно раскрывают единственно правильный путь к победе. Не стали исключением и недавние заявления Юлии Тимошенко, касавшиеся моратория на продажу земли, срок которого, кстати, истекает 1 января 2017 года.

Согласно официальной линии фракции "Батькивщина", земля является мощным ресурсом для преодоления экономического кризиса в нашей стране, а разрешение на ее продажу, следовательно, станет залогом разрухи и будет означать, в сущности, финальную распродажу Украины. К слову, сложно не согласиться с Юлией Владимировной, особенно если она так красиво об этом говорит.

От меморандума до меморандума

Удивительно, но речью Тимошенко не восхитился глава Кабинета министров Украины Владимир Гройсман, который, в соответствии с недавним меморандумом МВФ, должен будет всё-таки создать в нашей стране открытый земельный рынок. Оказалось, причина тому проста: ведь сама глава фракции "Батькивщина", сидевшая в свое время в его кресле, подписалась под предыдущим меморандумом МВФ, в котором обязалась открыть украинский рынок земли еще в 2008 году.

О чем Гройсман, собственно, и заявил во всеуслышание на последнем заседании Кабмина: "Я уже один раз цитировал меморандум с МВФ в парламенте, когда речь шла о цене на газ, где Юлия Тимошенко подписала меморандум, в котором записала, что она будет поднимать цену на газ до импортного паритета цены. Хотел бы сегодня зачитать еще один пункт меморандума, который подписала Юлия Тимошенко. Украинские граждане должны отличать, где зерно, а где шелуха от зерна. Поэтому некоторые высказывания политических деятелей носят лживый характер. Итак, читаю пункт. "Считаем также важным отметить, что насущная необходимость во внедрении структурных реформ в Украине не выпала из нашего поля зрения. На наш взгляд, можно выделить несколько мероприятий, которые будут иметь решающее значение в ближайшей перспективе, в том числе создание работающего рынка сельскохозяйственных земель". Юлия Тимошенко в 2008 году взяла на себя обязательство продавать украинскую землю. Вот подпись, вот меморандум. Я просил бы граждан задавать вопросы политику, который думает, что у людей короткая память".

История вопроса

Мораторий на продажу земель сельскохозяйственного назначения был введен 1 января 2002 года. Планировалось, что он просуществует до 2005 года и закончится с принятием законов о рынке земли и о государственном земельном кадастре. Первого закона – не существует и по сей день. Второй все-таки был принят в 2011 году с отсрочкой до 1 января 2013 года. И благополучно не вступил в силу из-за продления моратория до 1 января 2016 года.

В 2015 году вопрос отмены моратория снова стал на повестку дня с подачи Петра Порошенко. Причина – требование ключевого кредитора Украины, Международного валютного фонда. Окончательное решение до сих пор не вынесено, поскольку не существует окончательного понимания, к чему оно может привести. Одни утверждают, что отмена моратория грозит сельским жителям утратой земель и их скупкой олигархами и иностранцами, другие говорят, что существующая нынче система – это тот же рынок земли, только теневой.

Немного цифр

Если верить существующим данным, на сегодняшний день в собственности украинцев около шести миллионов гектаров земель, которые они получили в результате деления бывших колхозов. Многие сельские жители, конечно же, используют свои наделы по назначению, выращивая на них продукты питания для собственного использования и на продажу. Однако в силу некоторых обстоятельств (в основном из-за необходимости санитарной экспертизы продукции), в прямые продажи попадает лишь малая часть выращенной продукции, владельцы которой имеют возможность сбыть ее на фермерских рынках.

Второй вариант, куда можно ее сбыть – частные перекупщики, забирающие продукты питания по достаточно низкой цене, зачастую с трудом перекрывающей расходы на производство. Таким образом, даже если фермер имеет возможность вырастить больше продукции, он не всегда может ее реализовать. Это привело к тому, что многие частные лица и вовсе отказываются выращивать излишки. Следовательно, большая часть их угодий – попросту зарастает травой. В условиях отсутствия открытого рынка земли жители сел, заинтересованные в получении хотя бы малейшей прибыли, сдают свои участки в аренду более крупным, а следовательно, и конкурентоспособным хозяйствам. Однако при условии отсутствия рыночной стоимости гектара пашни, они зачастую вынуждены соглашаться на ту сумму, которую им предложит арендатор. Вот и выходит, что "владельцы" не имеют возможности получить справедливую прибыль, в то время как большие агрохолдинги получают с "чужих" наделов по полной.

Как у них?

Украинцев уже давно приучили, что если не знаешь, как что-то сделать, – посмотри, как это делают в Европе. Во многом этот подход не совсем верный, поскольку реалии жизни в нашей стране "немного" отличаются от реалий Польши и даже Румынии. Однако, очевидно, за неимением собственных идей, придется вновь обратиться к европейскому опыту. Который покажет нам, что в, наверное, самой развитой в законодательном плане (что касается сельского хозяйства) Дании существует очень четкий порядок, устанавливающий взаимоотношения между собственником земли и ее арендатором или покупателем. К примеру, в этой стране на законодательном уровне закреплена норма о том, что покупатель земли обязуется сохранять ее в сельскохозяйственном производстве и ответственно вести фермерскую деятельность.

Не позволяют там и массовую скупку паев – в одни руки положено не более 150 гектаров сельхозугодий. При этом, когда размер фермы начинает превышать 30 гектаров, владелец обязан подтвердить свою профессиональную квалификацию (иметь опыт работы в сельском хозяйстве и соответствующее образование). Кстати, в Дании не продают сельхозземли "городским". Соответствующая норма гласит, что покупатель должен прожить в сельской местности не менее восьми лет. Кроме того, в стране запрещена продажа и сдача в аренду с/х угодий в пользу юрлиц. И всё работает. Все довольны. И продукты есть, и земли никто не изничтожает, засаживая рапсом по 3–4 ходки подряд.

В очередь…

Однако, судя по всему, до такой идиллической картины Украине пока еще очень далеко, говорит эксперт общественной организации "Фонд общественной безопасности" Юрий Гаврилечко. По его словам, прежде чем отменять мораторий, в нашей стране необходимо провести еще ряд необходимых процедур. А именно: закончить инвентаризацию всех земель, сформировать полный кадастр, определить конечных собственников земель, выбрать и закрепить законодательно модель рынка земли, которых, по его словам, в мире более полусотни, провести работы по определению цены на земли различного качества и урегулировать вопросы с использованием недр и водных ресурсов. Что, в свою очередь, требует длительной и кропотливой работы. Если, конечно, это не очередная попытка "распилить" то, что еще осталось.

"Чтобы определить цену на земли, необходимо принять закон о долгосрочной аренде земли (на срок не менее 10 лет, в качестве базы берется девятиполье) и подождать как минимум две итерации – то есть 20 лет. Кроме того, в этом законе необходимо прописать условия использования и механизмы контроля вкупе с ответственностью за нецелевое использование земли или неадекватное использование (от административной до уголовной). Например, сеять на одном и том же месте подсолнечник три года подряд – нельзя, поймали – договор расторгается, арендатора – в тюрьму с конфискацией имущества, средства от продажи которого пойдут на рекультивацию земли. Без этого отмена моратория – это либо попытка узаконить воровство земли, либо способ оперативно распродать земельный и водный фонд за копейки. Узаконивание воровства – это фиксация в виде права собственности сложившейся на данный момент ситуации" – рассказывает порталу "Знай.ua" Гаврилечко. Кроме того, эксперт настаивает, что если мораторий отменят без плана и хаотически, то от этого, кроме вреда, ничего не будет.

Законы рынка

Кардинально отличается от предшественника мнение экономического эксперта Александра Охрименко. По его словам, мораторий нужно было отменить уже давно. Еще в 2005 году, как и планировалось изначально. Поскольку единственное, что в действительности мешает созданию рынка земли – это заинтересованность отдельных лиц.

"Все спекуляции на тему земельного кадастра – скорее миф. Реестр давно уже есть. Единственная проблема на пути снятия моратория – существование подпольного рынка земли, на котором крутятся большие деньги, которые кто-то зарабатывает и, вполне естественно, не хочет терять свой доход" – отмечает Охрименко. Правда, и он согласен, что бездумно и внезапно такой проект начинать не стоит: "Единственное усилие, которое нужно приложить, чтобы запустить рынок земли – создать биржу, на которой все эти операции и будут происходить. Главное, чтобы эта биржа была независимой, как от государства, так и от частных лиц. И вообще, земельный рынок не должен контролироваться государством. И тут даже не придется делать какие-либо замеры и определять начальную стоимость земли как актива. После того, как эта биржа заработает, цена и будет сформирована сама собой на основании объективных экономических факторов".

От капитализма до эволюции

В поддержку своего коллеги выступил и Валентин Гладких, эксперт ГО "Слово и Дело": "Если коротко, то нужно снимать мораторий и вводить право собственности на землю. А вся эта шумиха популистская в исполнении Тимошенко и Ляшков всего лишь способствует жизнеспособности теневых отношений в земельной сфере. Земля сельскохозяйственного назначения – это совокупно специфический актив и режим его эксплуатации (то, что может, и что не может делать с ним его собственник). Этот режим действует во всем мире. По поводу тех, кто говорит, что кто-то у него что-то заберет, скажу следующее: забрать то, чего нет – невозможно. Это сравни тому, что кто-то скажет, что у народа забрали промышленность. Вся земля и на сегодняшний день имеет своих собственников. Речь тут идет не о новых собственниках, а о легализации права собственности, которое состоит в праве владеть, использовать и распоряжаться. В том числе и продавать, и отдавать под залог".

Однако признает, что после отмены моратория, скорее всего, гладко все не пойдет: "Коррупционные схемы – не исключены. Но это принципиально другой вопрос. Несовершенное избирательное законодательство же не является поводом не проводить выборы. Земля – это собственность, так же, как и любой другой актив. А вопрос собственности в Украине, в общем, регулируется плохо. И, понятное дело, право собственности на землю также вряд ли будет совершеннее, чем собственность, например, на акции. Но капитализм стоит на капитале и нужно понимать, что не любая собственность является капиталом. Вопрос состоит в том, станет ли земля капиталом или нет. В конце концов, не исключено, что ради такого дела и кадастр наконец-то сделают. В каком-то смысле он, конечно, и так существует, но в нем много путаниц и неточностей и злоупотреблений. Отмена моратория – оживит все эти процессы. Если вы меня спросите, "Будут ли злоупотребления", я отвечу – будут, "Кто-то от этого проиграет?" – безусловно, "Кто-то наживется?" – однозначно. Но это неминуемый процесс социальной эволюции".