Вместо гордо анонсированного второго за год понижения оптово-рыночной цены на электричество с 1 апреля 2017 года, в НКРЭКУ внезапно решили цену энергоносителя напротив – поднять. Идею, понятное дело, аргументировали уже нарицательными причинами – блокадой и «Роттердамом +» (формулы, по которой сегодня одновременно и рассчитывают, и не рассчитывают стоимость угля для народа).

Непопулярная математика

Интересно отметить, что, по словам главного поборника справедливых тарифов Дмитрия Вовка, оптовая цена на электроэнергию возрастет всего на 1%. При этом, он, очевидно забывает, что если учесть, что с 1 апреля этого года цена должна была снизиться на 5,8%, в сумме получается, что электричество подорожает на 6,8%.

Еще одна непопулярная цифра – это стоимость «угля за границей». Цифра важная, поскольку, 70% себестоимости тепловой электроэнергии – это как раз и есть цена топлива. По мнению Вовка, стоимость антрацита будет находиться на отметке до 100 долларов США за тонну. А это, на секундочку, - диапазон от 0.01 до 100.00. При этом, что характерно, стоимость произведенной из этого угля электроэнергии будет закреплена на отметке 1365 гривен МВт-ч. Получается, что она будет таковой и при условии цены в 20 долларов за тонну и при всё тех же 100 долларах. Понятное дело, что пересматривать стоимость часто никто не будет, а тем более не будут возвращать разницу потребителям.

[[{"fid":"177604","view_mode":"default","fields":{"format":"default","field_file_image_alt_text[und][0][value]":false,"field_file_image_title_text[und][0][value]":false},"type":"media","field_deltas":{"1":{"format":"default","field_file_image_alt_text[und][0][value]":false,"field_file_image_title_text[und][0][value]":false},"2":{"format":"default","field_file_image_alt_text[und][0][value]":false,"field_file_image_title_text[und][0][value]":false}},"attributes":{"height":"340","width":"600","class":"media-element file-default","data-delta":"2"}}]]

Популярные статьи сейчас

Лилия Ребрик обняла белокурого красавчика и подсказала секрет сладенького - "Без напряга"

Скончался известный украинский нардеп Владимир Яворивский: "Отошел в вечность"

"Океан Эльзы" со Святославом Вакарчуком вызвал ностальгию неожиданным упоминанием: "Кто же знал..."

Утренняя привычка большинства людей оказалась вредной, медик все объяснил: "Не пейте кофе"

Показать еще

Роттердамский уголь

Кстати, цена – это еще не самый интересный показатель. Очень многое зависит и от логистики. Например, по словам главы Бюро комплексного анализа и прогнозов Сергея Дяченко, в силу географических особенностей ареалов распространения антрацита и реалий украинской транспортной инфраструктуры, именно этот фактор может оказаться решающим в предстоящей борьбе за энергетическую независимость Украины.

«Антрацит есть в Южной Африке, Австралии и, конечно же, в России. С экономической точки зрения, последний вариант всегда был более выгодным. При этом, учитывая нынешнюю ситуацию, его мы задействовать, очевидно, не сможем.

Судя по заявлениям наших чиновников, в этом году нам будет не хватать что-то около 5 миллионов тонн угля. При этом, по подсчетам экспертов, если не покупать уголь у России, даже при самых лучших условиях и наискорейшем заключением договоренностей, в связи с пропускной способностью наших портов, мы сможем получить всего до 3 миллионов тонн антрацита.

Так что, скорее всего, в любом случаи, нам придется либо понижать потребление, либо закупать уголь или электроэнергию у России. Это, конечно же, если правительство не справится с модернизацией имеющихся ТЭС» - отмечает Сергей Дяченко.

Еще один интересный момент, связанный с поставками угля, как это, кстати, уже было, заключается в том, что Украина, как и в ситуации с покупкой российского газа с накруткой от европейского посредника, может начать покупать российский (а может даже Л/ДНР-овский) антрацит, например, у братской Беларуси.

[[{"fid":"177606","view_mode":"default","fields":{"format":"default","field_file_image_alt_text[und][0][value]":false,"field_file_image_title_text[und][0][value]":false},"type":"media","field_deltas":{"3":{"format":"default","field_file_image_alt_text[und][0][value]":false,"field_file_image_title_text[und][0][value]":false},"4":{"format":"default","field_file_image_alt_text[und][0][value]":false,"field_file_image_title_text[und][0][value]":false}},"attributes":{"height":"410","width":"650","class":"media-element file-default","data-delta":"4"}}]]

Курс на модернизацию

На сегодняшний день на тепловую электрогенерацию припадает 18% выработки всей электроэнергии в стране. Чтобы полностью отказаться от использования антрацитного угля, нужно модернизировать около 50% блоков ТЭС (приблизительно такое количество работает на антраците). Ориентировочная стоимость проекта – 100-150 миллионов долларов. В принципе, не очень дорого. Тем более, что по планам правительства, эта модернизация, а соответственно и выплаты, будут растянуты во времени на два года – срок, за который можно вполне управиться.

Правда, здесь стоит отдельно отметить, что 70% тепловой генерации электроэнергии – это продукция частной компании ДТЭК, принадлежащей Ринату Ахметову. Соответственно, поскольку это вертикально интегрированная частная компания, имевшая свою сырьевую базу (шахты антрацитного угля), государство, в принципе, не имеет права требовать от нее модернизировать свои фонды или перейти на другой вид сырья для производства продукции. Значит, придётся договариваться.

Судя по всему, чтобы отыскать деньги на модернизацию (переход на использование угля газовой группы) «ахметовских» мощностей, в Украине в очередной раз подымут тарифы на электроэнергию, в которые заложат эту стоимость. Главное, чтобы на этот раз, в отличии от предыдущего (2015 года), политики-популисты не «забыли» подписать инвестиционное соглашение с ДТЭК, которое обязало бы компанию действительно использовать средства по назначению, а не просто записывать в чистую прибыль.

[[{"fid":"177609","view_mode":"default","fields":{"format":"default","field_file_image_alt_text[und][0][value]":false,"field_file_image_title_text[und][0][value]":false},"type":"media","field_deltas":{"5":{"format":"default","field_file_image_alt_text[und][0][value]":false,"field_file_image_title_text[und][0][value]":false},"6":{"format":"default","field_file_image_alt_text[und][0][value]":false,"field_file_image_title_text[und][0][value]":false}},"attributes":{"height":"385","width":"610","class":"media-element file-default","data-delta":"5"}}]]

Атомная безысходность

И пару слов о спасительной атомной энергетике. На сегодняшний день 61% электроэнергии вырабатывают атомные электростанции. Эта цифра практически граничная. Дело в том, что проблема тут даже не в количестве энергоблоков и их качестве (хотя в определенном смысле и связана с конструкционными особенностями наших АЭС). По словам Сергея Дяченко, у нас попросту не хватит водных ресурсов, чтобы обеспечить соответствующее охлаждение энергоблоков и непосредственно выработку электричества. Второй момент – некоторая нелогичность инфраструктуры (ЛЭП и подстанций), которая не дает необходимого покрытия территории.

Ответ на вопрос

Как бы там ни было, а все-таки подробности перипетий личной жизни энергосистемы Украины в купе с политическими баталиями и «набором избирательских очков» перед в очередной раз близящимися выборами, в большей мере волнуют скорее самих политиков, нежели общество в целом. В связи с поднятым вопросом «необходимого» повышения стоимости электроэнергии, в круг интересов обывателя находится скорее другой вопрос: как повлияет это повышение на него?

Ответ на него – прост, хотя и не однозначен. Здесь нужно учесть тот фактор, что в Украине вот только завершился очередной «последний» этап поднятия всех тарифов ЖКХ, который с трудом выдержало и общество, и бюджет страны. В такой ситуации анонсировать очередной этап тарифных репрессий было бы чересчур самонадеянно для власти. Так что, это повышение с большой долей вероятности, как всегда, «переложат» на тариф для промышленности, которая, в свою очередь, как всегда (что логично), включит его в стоимость производства своей продукции. Следовательно, это самое повышение «аукнется», как всегда, на конечном потребителе – обычном украинце, дойдя до него в виде подорожания продуктов и банальных бытовых услуг.