Народная мудрость гласит, что прогресс начался в тот момент, когда обезьяна взяла палку, чтобы заставить другую обезьяну работать на себя. И это абсолютная правда, развитие человечества всегда было неразрывно связано с эксплуатацией одних людей другими. И это позволяло создать достаточное количество добавочного продукта для того, чтобы могли творить художники, философы, ученые… Естественно, никто не хочет отдавать нажитое непосильным трудом. Поэтому развитие цивилизации шло рука об руку с развитием государства как аппарата насилия.

Но государство в современном понимании, как отдельная от общества и личности правителя структура, начало формироваться в Европе только в начале XIV века. Поскольку до возникновения стабильной правительственной бюрократии территория и люди, ее населяющие, рассматривались как частная собственность правителя, что неминуемо порождало юридический и экономический хаос. Именно это организационное преимущество отличало Европу от остального мира и стало основой ее успеха. Здесь последовательно развивались государства: организовывали регулярную армию и бюрократический аппарат, создавали единое юридическое пространство и воспитывали лояльных граждан... Так они стали примером для подражания и захватили мир.

Однако в 70-х годах прошлого века ситуация радикально изменилась. Вследствие роста международной торговли капитализм вышел на транснациональный уровень, покинув территорию государственного контроля. В результате власти потеряли способность влиять на ситуацию, что поставило под вопрос саму необходимость существования государственных структур. Немецкий социолог Ульрих Бек прямо сказал, что если раньше государства боялись иноземного вторжения, то теперь они опасаются, что не произойдет вторжения иностранного капитала. И сравнил институты семьи и государства с зомби, утверждая, что в эпоху глобализации такие понятия подобны медленно разлагающимся живым мертвецам, существующим лишь по инерции.

Ну, казалось бы, приходит институт государства в упадок, и что? Меньше контроля – больше свободы, все прекрасно. Ведь мы регулярно слышим, что плохое государство вмешивается в работу “хороших” бизнесменов. Демонтируйте его – и настанет счастье. Но поборникам такой точки зрения следовало бы внимательнее взглянуть на нынешнее состояние вещей и понять, что от ослабления государства простым людям лучше не становится. Поскольку единственной целью бизнеса является быстрая прибыль прямо сейчас и желание переложить социальные издержки на кого-то другого, тем самым подорвав его конкурентоспособность. Именно государственное влияние и забота о собственных гражданах позволяет «окультурить» капиталистическую экономику и сгладить ее негативные стороны.

В результате одним из пунктов предвыборной программы Трампа стало обещание шестинедельного оплачиваемого отпуска после родов. Самая богатая страна мира не имеет декретного отпуска и системы бесплатной медицины, поскольку транснациональные корпорации не хотят платить налоги на содержание простолюдинов. Аналогичная ситуация в США с транспортной инфраструктурой и образованием, поскольку на этом тоже можно сэкономить.

Не стоит думать, что такая ситуация характерна только для Америки. На деле абсолютно те же тенденции наблюдаются в ЕС. Просто европейские страны не тянут на себе огромный военный бюджет и порожденный им национальный долг. Таким образом, внутренняя жизнь США пострадала от нынешнего положения вещей намного сильнее, чем государства ЕС.

Но “бытовые” неудобства – это лишь верхушка айсберга. Поскольку правительство ничего не контролирует, то какой смысл за него голосовать? В итоге мы видим упадок демократии на Западе. С одной стороны, происходит политизация всех сторон общественной жизни через навязчивую политкорректность и права человека. Хотя за огромным количеством частных вопросов потерялись вопросы классовые и общенациональные. И, откровенно говоря, права геев или нацменьшинств лишь салонные игрушки на фоне действительно общегосударственных проблем.

С другой стороны, существуют ли еще государственные проблемы? Если государство больше не может контролировать свою экономику, что оно может контролировать? А если его фактически уже не существует, а есть лишь отдельные люди и группы влияния, то зачем нам нации? Таким образом Средневековье медленно и уверенно вползает в жизнь развитых стран. В результате белый не может войти в “черный” район, а в Европе начали судить “согласно” шариату. И что есть криминальные разборки и терроризм, как не новомодное название феодальных междоусобиц?

В конечном итоге, чем слабее государство, тем больший объем полномочий берет на себя гражданское общество, которое можно трактовать двумя способами. В первом случае - это всякие правозащитники и прочие сознательные граждане, кормящие бездомных, обустраивающие детские площадки и т. д.

Во втором случае – это более широкий спектр, который включает в себя практически любую деятельность, начатую людьми вне государственных структур. С этой точки зрения мы должны включать в уравнение не только «позитивные» формы самоорганизации, но и криминальные, а также террористические группировки. Ведь это тоже люди, которые самоорганизовались и занялись определенной деятельностью, только вопреки воле государства.

И если нынешние национальные государства продолжат ослабевать, различные формы «широкого» гражданского общества будут стремиться заполнить вакуум. И их члены будут считать свою клановую идентичность более важной, чем национальную. А это станет началом конца, поскольку сделает закон не всеобщим, а частным делом.

Ситуацию усугубляет еще и то, что все нынешние государства завязаны на контроль над определенной территорией, а это, в условиях функционирования современных средств коммуникации и транспорта, делает их все более устаревающими. Поскольку крайне трудно контролировать и создавать гомогенное пространство в условиях информационной открытости и интенсивных миграционных потоков. Это превращает традиционное государство в колосса на глиняных ногах. Чему яркий пример не только Европа, страдающая от регулярных нападений ИГИЛ, но и Украина, прошляпившая “гибридную” войну.

Это создает условия для новых форм самоорганизации в рамках гражданского общества. Так в XVI-XVII вв. сформировались панъевропейские купеческие «нации», сети деловой взаимопомощи купцов, которые активно взаимодействовали между собой и оказывали помощь друг другу. И именно циркуляция капитала в этих сетях часто решала, какие страны в Европе будут процветать, а какие нет.

Кто сказал, что сейчас, в эпоху интернета, люди не могут формировать подобные организации? В свое время купеческие «нации» прекратили свое существование по той причине, что абсолютистские европейские государства создали функционирующие законы, и потому у европейских бизнесменов исчезла необходимость в столь тесной консолидации.

Но если государства вновь ослабнут, а глобальная экономика сохранится, подобные формы гражданского общества будут вполне адекватны изменившимся реалиям. Так что, возможно, ДНР, ЛНР, ИГИЛ, международная наркомафия – это лишь первые уродливые ласточки новой формы организации общества.

Таковы печальные факты сегодняшнего дня, и если сосредоточиться лишь на них, то легко впасть в горький пессимизм и начать предсказывать наступление новых Темных веков. Но теперь мы подходим к большому НО…

«А не спеши Ты нас хоронить…»

Тут я мог бы начать рассказывать о процессе сворачивания глобализации, начавшемся после 2008 года, и расцвете правых движений в развитых и не очень странах, прямо требующих от элит спуститься с эмпиреев и навести порядок на своем “заднем дворе”. Однако это скучно и, пожалуй, общеизвестно. Реванш национализма после победы Трампа – это неоспоримый факт.

Мне хотелось бы поговорить о сериалах. Сериалы – вот мощнейшая пропагандистская новинка нашего времени! Мы живем в эпоху сериалов. На фоне выродившегося кинематографа они поднялись на недосягаемую ранее высоту. Благодаря интернету люди могут целые выходные посвятить просмотру любимого сериала, что дает очень глубокий эффект погружения. Поэтому потоковые сервисы, вроде Netflix или Amazon, стали выкладывать целые сезоны сразу.

Такую “игрушку” нельзя было оставить просто так. И ее уже начали использовать в сфере пропаганды. Все ведь знают, что в каждом американском сериале есть геи. И, конечно, они многих раздражают, но само их присутствие вызывает привыкание. Даже если человек никогда не общался с живым геем, он теперь знает, что они есть, и такая же часть природы, как собаки или голуби. Это неизбежно повышает его уровень толерантности. Ведь глупо ненавидеть или бояться голубей?

Когда обществу нужно привить новую норму, хороший сериал на вес золота. За последние несколько месяцев вышли два “интересных” сериала: “Настоящий гений” (телеканал CBC) и “В розыске” (канал Fox). Они очень “особые”, хотя их художественный уровень крайне невысок.

Сериал “Настоящий гений” повествует об эксцентричном миллиардере, решившем создать частную клинику и применять высокие технологии для лечения безнадежно больных. Казалось бы, благое дело. Но в первой серии сразу же был интересный сюжет. Маленькому чернокожему мальчонке дали портативный диагност, который должен был отслеживать его состояние, а он надел его на собачку. Приехала скорая, большой шухер… Мужественный чернокожий пожарный сказал, что от этих высокотехнологичных штук одни проблемы. Вскоре медики вновь посмотрели на экран и поняли, что у человека, носящего диагност, будет инфаркт. Так они спасли пожарного, отобравшего этот прибор у мальчонки и носящего его в нагрудном кармане. Мудрые медики пришли к выводу, что диагност в виде браслета неэффективен. Титры. Вторая серия недалеко ушла от первой… А теперь следите за руками!

Сериал “В розыске” тоже об эксцентричном миллиардере (какое совпадение!), после убийства друга решившего взять под свое крыло целый полицейский участок. Больше всего впечатляют GPS-маячки, которые массово скачивают на телефоны рядовые граждане, чтобы быстро вызвать полицию, и дроны, стреляющие в нарушителей электротоком. Конечно, все подается как милое, почти безвредное и гуманное начинание.

Можете назвать меня параноиком, но когда на двух разных каналах, практически одновременно, выходят сериалы с крайне похожими сюжетами, рассказывающие о том, как хорошо и удобно будет, если к тебе прицепят неснимаемый диагност-маячок, и что вооруженных дронов над головой не надо бояться, я вижу перед собой начало пропагандистской кампании. Которая неизбежно закончится чипованием всех граждан и тяжеловооруженными дронами над каждым перекрестком.

И если у вас в голове возникли образы тяжелой антиутопии и вспомнилось “Большой брат смотрит на тебя”, то я думаю, что это максимум полуправда. В случае реализации этого сценария государство действительно сможет глубже проникнуть в общество и упорядочить его жизнь.

Но действительно ли это плохо? Для рядового жителя XVIII столетия любое современное государство, даже демократическое (особенно демократическое), выглядело бы как смесь брутальной диктатуры и борделя. Ведь как иначе можно назвать страну, в которой все жители проходят систематическую промывку мозгов на протяжении 10-11 лет в школе, а потом окончательную шлифовку в армии и/или универе. А женщины ходят, не прикрывая ног, люди прелюбодействуют перед браком и практически не ходят в церковь.

А если мы заглянем в будущее лет на 50, то подумаем нечто похожее. Мир лайт-тоталитаризмов, населенный массой извращенцев. Поскольку, чем больше на человека давят в публичном пространстве, тем страннее он ведет себя в личной жизни. Поэтому по количеству сексуальных отклонений в мире лидирует “страна рабочих муравьев” Япония.

Опять-таки, в мире “зачипованных” людей будет практически невозможно умереть от запущенного рака или сесть на иглу. Вас возьмут на карандаш и окажут помощь при первых же симптомах психической или физической болезни. Что, согласимся, не так уж и плохо.

Я уверен, что тенденции, описанные в первой части этой статьи, “выстрелят” в слабых странах, окончательно разрушив их хрупкую государственную структуру. Тем временем как сильные и развитые страны, раньше или позже, восстановят суверенитет над своими территориями и сделают следующий шаг в развитии государственных структур. Другое дело, что это будет не бездумное повторение прошлого, а шаг в будущее вне пределов устоявшейся системы политических координат.

Александр Вольский, специально для Знай.ua