Топ-тема последних дней – международный доклад совместной следственной группы, которая работает над поиском виновных в крушении малайзийского Boeing 777 (рейс MH17) в 2014 году.

Генерал-майор СБУ Василий Вовк, руководитель Главного следственного управления СБУ, до своего увольнения в июне 2015 года входил в группу с украинской стороны.

"Знай.ua" встретился с генерал-майором и расспросил обо всех нюансах нашумевшей авиакатастрофы.

С 12 августа у Василия Вовка не было никаких полномочий. Но поскольку он занимался расследованием с самого начала – продолжает консультировать коллег, в том числе и голландских.

- Василий Васильевич, с чего для Вас началась эта трагедия?

Популярные статьи сейчас

Пей и худей: известный врач вывел формулу сжигания лишнего веса с помощью двух чашек кофе  

Коммунальщики Марцинкива снесли пол-Франковска: это незаконно

Потап раскрыл свое самое сокровенное желание: "С*ськи как у Насти Каменских"

Ушлый украинец построил балкон размером в две квартиры: рейдер со шпателем

Показать еще

- Связь с самолетом прервалась около 16 часов по киевскому времени, а через 4 часа СБУ зарегистрировала уголовное производство о совершении террористического акта. Я лично принимал участие в регистрации

- Как СБУ удалось так быстро узнать, что был сбит самолет международных авиалиний?

- Первая информация пошла от сепаратистов. Они быстро отрапортовали о сбитом самолете, к тому же мы их прослушивали, прослушиваем и будем прослушивать. Там идет тотальный радиоперехват, и здесь никаких вопросов о законности или незаконности даже быть не может. Через полтора часа обо всем знали уже сепаратисты – Гиркин даже снял свой пост в социальных сетях, где он рассказывал о сбитом украинском самолете.

Читайте также: Украина потеряла одного бойца АТО, еще двое - ранены

(17 июля на странице в "Вконтакте" в группе "Сводки от Стрелкова Игоря Ивановича" был размещен текст под заголовком "Сообщение от ополчения", датированный 16:50 по киевскому времени о том, что в районе Тореза был сбит украинский самолет Ан-26; позже сообщение было удалено. – Прим. авт.)

- Насколько я помню, тот злополучный пост в социальных сетях написал администратор одного из сообществ.

- Я говорю сейчас об Игоре Гиркине. Если мою страницу ведет пресс-секретарь, то ответственность за нее несу я – правильно? Если у него есть администратор, который сообщал его новости – то это его ответственность. В общем, трагедия случилась где-то в 16:18, через полтора часа администраторы Гиркина убрали злосчастный пост из социальных сетей – на тот момент и они, и мы уже знали, что случилось. У меня очень четко впечаталось в память время регистрации уголовного производства - 20:01.

Признаюсь честно – мы были в шоке от того, что случилось – поняли, что на самолете было много детей. На месте трагедии было много игрушек – мы поняли, что один или два ребенка не будут везти столько игрушек. От понимания того, что случилось, мы поверить не могли в произошедшее.

- Как узнали об игрушках? Проводили ли осмотр территории?

- Осмотр проводили с помощью интернета. До этого времени осмотр следователями территории так и не проведен. В группу по расследованию катастрофы входят 5 стран – Украина, Бельгия, Малайзия, Голландия и Австралия – и ни один следователь не побывал на месте трагедии. Надеюсь, что со временем это станет возможным, но это необходимо будет сделать для материалов дела.

Мы же на тот момент воспользовались интернетом, проводили быстрые допросы местных, оперативники брали объяснения по телефону от наших сотрудников, которые находились рядом с той зоной. Такая информация давала нам понимание масштабов случившегося уже в первые часы. Вообще в первые же дни материалов было написано очень много, и сразу же был сделан основной вывод, который сейчас подтвердился – пассажирский самолет был сбит с территории, которая контролировалась российскими сепаратистскими группами. На территории, контролируемой Украиной, на тот момент ракет не было. Мы установили, что случилось, спустя 3 дня.

- То есть следствие начала украинская сторона и ведет его дальше? А как же международные следователи?

- Да, есть уголовное производство и оно продолжается до сих пор. Через несколько дней после авиакатастрофы к нам прибыла голландская делегация, их прокурор спросил меня – что делать с жертвами? Я тогда ему сказал, что не возражаю, чтобы они забрали тела к себе. У нас на тот момент была сложная ситуация, я понимал, что не будет возможности быстро всех идентифицировать, даже при том, что у нас есть довольно мощная база по идентификации ДНК. Но мы понимали ситуацию – нам бы тела жертв боевики отдавали бы с трудом. Несколько тел уже отвезли в Донецк и там едва ли не приступили к вскрытию. Я тогда первым сказал, чтобы голландцы брали на себя идентификацию и техническое исследование остатков самолета. В первые часы руководство страны было против – исходили из того, что на международной арене мы должны были представляться мощной страной и показать, что мы готовы в такой трагедии справиться с ней. Но затем высшее руководство пошло на уступки. Когда на заседании Правительства говорили о нескольких днях, необходимых для идентификации у нас, у меня это вызывало недоумение. Возможности у нас есть, аппаратура тоже – все почему-то решили, что на это уйдет ну 2 дня, ну неделя. Но нужно понимать, что необходимо собрать все тела – до последнего ноготка или волоска, нам же отдавали все сразу, вперемешку и в мешках. Поэтому этот процесс решили отдать Голландии. Голландцы арендовали в Великобритании очень дорогие машины с холодильными камерами – аренда обходилась по нескольку тысяч долларов в сутки, насколько я помню, и забрали из Харькова тела. Кстати, с идентификацией даже Нидерланды не справились до сих пор – насколько мне известно, еще два тела до сих пор не идентифицированы – правда, возможно, что и уже, так как моя информация устарела на 2-3 месяца.

В марте 2015 года нам удалось собрать 30-35% передней части самолета из тех фрагментов, которые нам предоставили – все поражающие элементы попали именно в переднюю часть. Этого было достаточно для выводов экспертов. Тогда мы точно установили, что был "Бук".

- В октябре 2014 года на Ассамблее ООН Путин впервые обвинил Украину в авиакатастрофе.

- К сожалению, у него были аргументы – я уже говорил, что необходимо привлечь к ответственности конкретных людей – пособников, заказчиков, организаторов, исполнителей. Исполнителей мы можем никогда не установить, но мы можем показать тех, кто причастен – того же Гиркина. Стрелков-Гиркин приехал из Крыма, организовал сепаратистское движение, он представлял Россию и заказал "Бук" из России. Он вел переговоры по этому поводу с представителем Генштаба России – значит, он завязан на военно-политическое руководство России. Мы могли предъявить обвинения Гиркину-Стрелкову, и если бы мы это сделали – вина автоматически перекинулась бы на Российскую Федерацию. Он – их ставленник. Здесь проекция полностью ложится на РФ, и после этого российское руководство не могло бы говорить – а при чем тут мы?

Читайте также: Пенсионный сбор при покупке валют отменен

Для оформления подозрения нужны полное имя, фамилия, дата рождения, место проживания – может, мы не знаем этого о Носе или Седом (с такими позывными там десятки бандитов), но мы знаем о Гиркине больше, чем он сам о себе знает. И его нужно привлекать в качестве подозреваемого, но никто этого не сделал. Поэтому Путин себя так вальяжно чувствовал и продолжает чувствовать…

- Почему же не вынесли подозрение?

- У меня есть друг в Голландии – глава Департамента расследований полиции Нидерландов Вилберт Паулиссен, с которым мы вместе работали над этим делом. У нас очень хорошие отношения, я гостил у него дома, когда был в Голландии. Еще в марте прошлого года я ему сказал – давайте будем оформлять подозрение. Он мне ответил, что не может принять такое решение сам. Это очень большая политика. Сейчас меня уволили, а голландцы продолжают думать – вручать подозрение или нет. Геополитика – она такая…

Путин на сессии ООН спрашивал – для кого создавать трибунал? Для факта трибунал не создается, он создается для конкретных людей. Вынесите подозрения конкретным людям.

- С момента авиакатастрофы 14 июля что только не вбрасывали в социальные сети и СМИ – начиная от испанского диспетчера и заканчивая легендой о том, что в самолет изначально упаковали трупы. Почему бы России просто не извиниться за содеянное? Ну не впервой же по ошибке сбивали самолеты - вспомнить хотя бы авиакатастрофу 2001 года – когда украинские военные по ошибке сбили рейс "Новосибирск – Тель-Авив".

- В конечном итоге, думаю, все так и случится. Официально Москва расскажет о том, что какие-то негодяи украли из воинской части "Бук". На минуточку, комплекс "Бук" – это 8 машин, 8 установок, локационное обеспечение, команда, которая слаженно работает и разбирается во всей этой технике. Может быть, после извинений России, даже найдут команду, которая работала на этих 8 машинах – но она окажется уже мертва.

А не извинились сразу и не признали своей вины по той простой причине, что они же не ехали на Донбасс сбивать малайзийский самолет, они ехали туда сбивать наши самолеты и случайно попали в малайзийский самолет. А для квалификации преступления это не имеет значения. Вот Особа-1 взяла ружье и пошла убивать Особу-2, а вместо него случайно убила Особу-3 – это все равно убийство. Так что это убийство – решил ли сбить самолет, или может только одного штурмана в самолете. Или группу украинских военных. Россия имела намерения убить людей. Такие обстоятельства могут повлиять на меру наказания, но на квалификацию преступления – нет.

- На международном докладе был представлен разговор неких Андрея Ивановича и Владимира Федоровича. Известно ли СБУ, кто эти люди?

- Таких Ивановичей и Федоровичей – очень много есть и еще будет, нужно принимать процессуальные решения по уже установленным лицам!

- Как вообще проходит международное расследование? В прессе уже писали, что основное расследование осуществляют силовики Украины?

- 10 стран ведут свои собственные уголовные производства. 5 стран (Украина, Малайзия, Голландия, Австралия и Бельгия) входят в общую представительскую группу по расследованию. Представители всех стран согласовывают расследование на площадке Генпрокуратуры.

Так экономится время, и нет параллельности в работе, один допрос переводится на языки стран, которые ведут расследования, и кладется в дела. Нет необходимости направлять ходатайства об оказании правовой помощи, которые затягивают расследование на месяцы, а то и на годы.

Мы можем самостоятельно принять решение и оформить подозрение Гиркину и другим пособникам, но мы должны учитывать и мнения остальных стран - участниц расследования.

- Где черный ящик самолета?

- Находится в материалах дела. Он расшифровывался дважды или трижды – первый раз в Великобритании. Где он находится сейчас – это секретная информация.

- Рассматривали ли Вы версию о том, что самолет мог сбить украинский "Бук"?

- Конечно, это была параллельная версия, которую мы проверяли. Мы выяснили точно, что на тот момент там наших "Буков" не было.

Впрочем, рабочая версия об относительно украинского "Бука" остается до сих пор. В свое время в Крыму были украинские "Буки", и после аннексии они достались россиянам. Гиркин зашел к нам из Крыма, попросил оружие – ему его предоставили. Как вариант, тот же "Бук", зарегистрированный как украинский, могли привезти из Крыма. Но стрелял-то он с территории боевиков, и кнопку нажимали российские военные.

- Во всей этой истории остался один неизвестный – а именно днепропетровский диспетчер, который вел малайзийский самолет.

- Никакого участия диспетчера и его вины в произошедшем не было. Всех диспетчеров мы опросили. Они видят самолет на радаре, ведут его, но повлиять никак не могут. Я слышал много версий по поводу диспетчера, а также, что самолет сбили истребители – они не подтвердились.

- Почему Украина не закрыла пространство, ведь до трагедии с пассажирским самолетом под Луганском уже был сбит наш ИЛ-76 с военными на борту?

- Пассажирским самолетам поднимали уровень, на котором было безопасно летать. Последняя отметка – 10 тысяч километров. Но такими вещами занимается не Украина - страна не может сама закрыть свое пространство для полетов. Есть Международные организации гражданской авиации – все делается по согласованию с ними и под их контролем. Все знали о ситуации, поэтому и подняли граничную отметку до 10 тысяч километров. До этого самолеты сбивали с зенитно-ракетных комплексов, поэтому решено было поднять отметку, чтобы ЗРК не смогли достать гражданские самолеты.

- Но зная, что обе стороны имеют "Буки", возможно, нужно было предупредить об этом ИКАО?

- СБУ не отвечает за это, у нас есть несколько организаций, которые отвечают за это, докладывают информацию – та же Государственная авиационная служба.

- Так почему же не предупредили ИКАО? Халатность?

- Завтра очень возможно, что РФ применит ядерное оружие – что делать в таком случае? Объявить всеобщую мобилизацию и начинать готовить укрытия? Остановить метро и готовить его? Да, не предусмотрели, возможно есть недоработки какой-то из структур. И сейчас Путин кощунствует, когда заявляет, что мы не закрыли территорию и виноваты. Но рациональное зерно в этом есть – территория, с которой стреляли, это наша территория, и формально мы ответственны. А Россия остается в стороне: дескать, ваша территория, там какие-то бандиты бегают, боевики из России, какие-то наркоманы, донецкие братаны, кубанские казаки – вот и разбирайтесь со всем этим, а нас не обвиняйте. И он это прямо заявляет на Генассамблее – да, его слушают, логика в этом есть. Но Путин очень боится, что эту историю привяжут к российским гражданам, а поэтому он уже договорился. Чтобы русских не трогали – никакими процессуальными документами, подозрениями. Я предлагал голландцам допросить хотя бы того же Игоря Гиркина – пусть хотя бы скажет, что не он вел публичную страничку в социальных сетях, не он первым написал об авиакатастрофе… Подозрение ведь не обвинение. Так почему бояться вручить хотя бы подозрение?