– Виктор Владимирович, ваша встреча с Президентом РФ и заявление об обмене произвели эффект разорвавшейся бомбы. Сегодня это самая обсуждаемая тема в СМИ. Причем не только в Украине и России, но и в Европе и в мире. Обменов не было больше года, и мало кто верил, что этот вопрос удастся сдвинуть с мертвой точки…

– Если быть точным, то обменов не было 14 месяцев. Именно об этом я сказал, обращаясь к Президенту Российской Федерации Владимиру Путину, и попросил его посодействовать проведению «масштабного обмена», чтобы несколько сотен украинских граждан, которые удерживаются по обе стороны линии соприкосновения, уже к новогодним и рождественским праздникам смогли вернуться домой, в свои семьи, к родным и близким…

– Сколько человек, согласно договоренностям, может вернуть Украина? Цифры называются самые разные.

– Разные цифры называют те, кто не имеет никакого отношения к переговорам. Согласно первому этапу обмена, в соответствии с предложением, которое мною сделано, мы рассчитываем на освобождение Донецком и Луганском 74 человек, при этом Украина в свою очередь готова освободить 306 человек. Более того, в настоящее время установлено 386 человек, удерживаемых на территории Украины, которых разыскивает ОРДО и ОРЛО. Установлено и подтверждено на территории непризнанных республик из 157 разыскиваемых лиц 94 человека. Первый этап – обмен по формуле 306 на 74 обусловлен тем, что украинская сторона согласно Минским соглашениям, где зафиксирован принцип «всех на всех» не может выполнить его с учетом требований действующего законодательства. И поэтому 80 человек (386 установленных без 306 участвующих в первом этапе обмена), то есть те, кто привлекается за особо тяжкие преступления, а так же те, кто обвиняется в совершении преступлений не связанных с АТО, не могут быть освобождены. Именно поэтому мы пропорционально предложили Донецку и Луганску освободить 74 человека из 94 установленных.

– Олег Котенко (это координатор центра «Патриот») говорит о том, что они добиваются освобождения 88.

– Я не знаком с господином Котенко, но могу сказать одно: господин Котенко ни к переговорам, ни к обменам никакого отношения не имеет. К сожалению, на теме обмена сегодня спекулирует немало проходимцев.

– Котенко заявил, что толчком для активизации процесса обмена стало участие Волкера в переговорном процессе. И ссылаясь на свое общение с Волкером, сказал, что тема обмена… «самая легкая». Как вы, как единственный человек, который непосредственно ведет переговоры по обмену с руководством непризнанных республик, а так же с руководством Российской Федерации, можете прокомментировать это?

- Господин Волкер не имеет никакого отношения к переговорам по обмену. Как и другие представители Соединенных Штатов Америки. Для Донецка и Луганска их участие было бы как красная тряпка для быка. Тем более, что в официальных сообщениях обеих сторон по итогам встречи Волкера и Суркова 13 ноября тема обмена вообще не упоминалась, что является абсолютно естественным. Что касается других рассуждений упомянутого Вами персонажа, то это откровенная глупость и ложь. О чем можно говорить с человеком, который не имеет отношения к переговорам по обмену? Такая ложь вредна для обоих сторон переговоров и самое главное — очень болезненна для родных и близких удерживаемых лиц.

– И все же хотелось бы прояснить ситуацию с цифрами. О 88 пленных говорит не только Котенко, но и Ирина Геращенко. По ее заявлению, в ОРДЛО подтвердили наличие 88 из 157 человек. А Юрий Тандит 5-му каналу заявил о 87 лицах, местонахождение которых известно СБУ.

–Я повторяю – на территории ОРДО и ОРЛО, где мы разыскиваем 157 человек, установлено не, 87, не 88, а 94 человека! Но вернуть, к сожалению, сегодня мы можем только 74. Причины этого я уже объяснил. Хочу акцентировать на этом внимание всех: тот, кто небрежно и безответственно использует цифры, наносит вред переговорному процессу.

– Кстати, тот же советник главы СБУ  Юрий Тандит –подчёркивает роль Римско-католической церкви в подготовке обмена, говорит о визите премьера Ватикана в Москву…

- Что касается роли Римско-католической церкви, то я не знаю, какова ее роль и что она сделала для освобождения украинских граждан (хотя непосредственно веду переговоры и занимаюсь обменами с 2014 года). Но мне хорошо известна роль Украинской православной церкви Московского патриархата во главе с Блаженнейшим Митрополитом Онуфрием, а также роль Русской Православной Церкви, которая с 2014 года активно участвует в вопросах обмена и освобождения граждан по обе стороны линии соприкосновения на Востоке Украины. И в этой связи я хочу выразить глубочайшую признательность и благодарность Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу за то, что он поддержал мою инициативу и также обратился к президенту РФ с просьбой провести эту гуманную, милосердную акцию. Я благодарен Президенту Российской Федерации Владимиру Путину, который после  моего обращения к нему согласился оказать содействие и связался с лидерами непризнанных республик. Результат этих переговоров вам известен: Донецк и Луганск дали согласие на проведение обмена.

– Таким образом президент РФ подтвердил, что может влиять на ДНР и ЛНР. В непризнанных республиках, понятно. Решения принимает Захарченко и Плотниицкий. А кто в Украине принимает решения по обмену? СБУ, МИД, АП?

– Исключительно президент Украины. Могу сказать, что все переговоры по вопросу обмена и освобождения наших граждан (с представителями и руководством ОРДО, ОРЛО, а так же с руководством Российской Федерации, как по поводу освобождения наших граждан на Донбассе, так и относительно украинских граждан, которые привлекаются к уголовной ответственности и отбывают наказание на территории РФ) я веду по поручению Президента Украины Петра Порошенко. Все списки, условия переговоров утверждаются именно им. Решения по обмену принимаются Президентом Украины – и больше никем. Условия обмена, которые были предложены мной 15 ноября «306 на 74» также были согласованы с Президентом Украины.

– Недавно в СМИ промелькнула информация, что вы являетесь специальным представителем по вопросам гуманитарного характера в рамках Трехсторонней контактной группы по мирному урегулированию ситуацию в Донецкой и Луганской областях на общественных началах. Это ваша добрая воля?

– Это моя гражданская позиция. Я делаю и буду делать все для того, чтобы урегулировать конфликт на Донбассе мирным путем, чтобы сохранить территориальную целостность Украины, чтобы – в соответствии с Минскими соглашениями – провести обмен.  Весной 2015 года я дал большое интервью, в котором рассказал о том, как проходил «большой обмен» 26 декабря 2014 года (тогда для сотен украинских семей новогодние и рождественские праздники стали воистину праздничными). Заголовок того интервью отражал главную цель моей работы: «Задача вернуть всех». Сегодня, оглядываясь на пройденный путь, на все удачи и поражения, на сложности и испытания, я могу добавить: «Задача вернуть всех – миссия выполнима».