Большое жюри присяжных выдвинуло новое обвинение против задержанной в США 29-летней россиянки Марии Бутиной: по мнению суда, она сама являлась иностранным агентом и действовала без регистрации, ранее ее обвиняли лишь в сотрудничестве с иностранным агентом. Максимальное наказание по новому обвинению – 10 лет лишения свободы. В настоящий момент Бутина задержана судом как минимум до четверга. Об этом говорится в расследовании "Радио Свобода".

Марию Бутину задержали ещё в воскресенье 15-го, но объявили об этом аккурат в день встречи Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки. Взаимные задержания и высылки шпионов – вовсе не новость в российско-американских отношениях, и они нередко пересекаются по времени со встречами на высшем уровне.

Так, к примеру, обвиненная в сотрудничестве с российскими спецслужбами россиянка Анна Чапман была задержана 28 июня 2010-го – через четыре дня после того, как тогдашние президенты Дмитрий Медведев и Барак Обама уминали гамбургеры в Вашингтоне.

Чапман и ее предполагаемых подельников обменяли на россиян, осужденных в разное время за шпионаж, в России ее ждала карьера советника банка и телеведущей, но практически сразу после возвращения – в декабре 2010 года Чапман вошла в общественный совет молодежного движения "Молодая гвардия Единой России". В 2011-м барнаульская активистка Мария Бутина также участвовала в праймериз "Молодой гвардии Единой России", выйдя на общенациональный уровень, и в том же году переехала в Москву.

Мебельный Алтай

В биографиях Анны Чапман и Марии Бутиной есть одно существенное отличие: Бутина чуть ли не со школьной скамьи стремилась к публичной деятельности. В 2014 году она рассказала журналу GQ, что еще в седьмом классе баллотировалась в мэры школы. С 17 лет она работала на выборах в Барнаульскую городскую думу и Алтайский краевой совет депутатов, тогда же ее назначили советником члена Общественной палаты Алтайского края Андрея Степурко, через два года она избралась членом этой палаты.

Все это время она писала для краевой газеты "Газета №1", одновременно училась (в 2010 году с отличием окончила Алтайский государственный университет по специальности "Политология", второй красный диплом получила в том же вузе – по специальности "Педагог") и работала: в интервью GQ рассказала, что в 2010-м взяла кредит и открыла сеть мебельных магазинов "Домашний уют". Впрочем, из открытой информации следует, что владельцем бизнеса, открытого еще в 1992 году, был отец Марии Валерий Бутин.

Свой бизнес у Марии появился лишь после переезда в Москву: в 2012 году она создала рекламное агентство "Антарес" (согласно ее интервью GQ, агентство она открыла, продав шесть магазинов из семи, подтвердить эту информацию не удалось, Валерий Бутин на вопросы отвечать отказался). По словам соратника Бутиной Дмитрия Кислова, который до сих пор значится в должности генерального директора агентства, компания функционировала достаточно успешно, в основном работала с российскими клиентами.

Впрочем, на вопросы, чем конкретно занималось агентство, кто были его клиенты и существует ли оно сейчас, и Кислов, и другие соратники Бутиной по "Праву на оружие" отвечают уклончиво. Кислов, по его словам, уволился из компании в 2015-м, то есть в год отъезда Бутиной в Штаты, и с тех пор "деятельностью его не интересовался". Сайта агентства найти не удалось, хотя компания до сих пор значится активной в базе данных ЕГРЮЛ.

Оружие и право

GQ пишет, что в рекламном агентстве Бутиной работали "всё те же четыре человека из оружейного лобби", то есть члены главного детища Марии – общественной организации "Право на оружие", созданной в 2011 году. Как рассказал РС Игорь Шмелев, последний председатель правления организации, он и познакомился с Бутиной в 2011-м: она тогда принимала участие в праймериз "Молодой гвардии" и активно писала в интернете на тему легализации оборота оружия – это было одним пунктов ее программы.

Обратив внимание на ее публикации, Игорь как владелец оружия списался с ней, а потом встретился в Москве на матче по практической стрельбе. По словам Шмелева, в организации числилось до 10 тысяч членов, финансировалась она отчасти за счет членских взносов, но основную часть расходов брала на себя сама Бутина – с прибыли от бизнеса.

"Право на оружие" провело несколько публичных акций, съездов, в которых принимали участие до сотни человек, оказывало информационную поддержку обвиняемым в превышении пределов необходимой обороны, а в 2012 году подготовило доклад для Совета Федерации о реформировании российского оружейного законодательства. Одним из покровителей организации и ее почетных членов был и тогдашний первый вице-спикер Совета Федерации Александр Торшин, под руководством которого и был подготовлен доклад. Тогда же, в 2012-м в американском издании New Republic вышел репортаж о стрельбах, проведенных членами "Права на оружие". Мария Бутина начала получать международную известность.

"В свои 23 Бутина часто самая молодая в команде и чаще всего единственная женщина", – пишет автор репортажа Юлия Иоффе. На тот момент в организации насчитывалось около 400 членов, "коктейль из коммунистов и националистов", впрочем Игорь Шмелев также говорит, что у "Права на оружие" не было политической программы кроме той, что касалась сферы их непосредственных интересов, члены придерживались самых разных политических взглядов и никогда не высказывали политических амбиций, кроме одного случая: когда в 2014 году Мария Бутина участвовала в электронных выборах в Общественную палату РФ.

В 2015-м Бутина собралась переезжать на учебу в США, место председателя правления "Права на оружие" перешло Игорю Шмелеву, а в 2018-м члены организации неожиданно узнали, что она закрыта Минюстом. Как пояснил РС Шмелев, в организации не знали об изменении системы финансовой отчетности, Минюст никого не уведомил, когда подал в суд с требованием закрыть "Право на оружие", о решении суда в организации узнали "сильно позже".

Опасные связи

Как рассказала в интервью телеканалу "Настоящее время" Юлия Иоффе, в 2012 году она через Бутину познакомилась и с Александром Торшиным, ей показалось, что "они были очень близкими". В материалах американского Минюста фамилии Торшина нет, говорится лишь, что Бутина с начала 2015-го по февраль 2017-го работала под руководством некого бывшего российского сенатора, включенного в апреле в санкционный список США. 

С Торшиным Бутина познакомилась, еще живя в Москве, но характер их сотрудничества неясен. Американский журналист Тим Мак еще в феврале 2017 года написал в издании The Daily Beast большую статью о Марии Бутиной, где утверждал, что на удаленной после отъезда в Штаты ее личной странице было указано, что она работала помощницей Торшина. Данные об общественных помощниках членов Совета Федерации и Думы не раскрываются, но ни Игорь Шмелев, ни Дмитрий Кислов не смогли вспомнить, чем конкретно занималась Бутина у сенатора.

С самим Александром Торшиным, чтобы прояснить этот вопрос, связаться не удалось, впрочем, Мария Бутина была частой героиней его твиттера. Сегодня Александр Торшин занимает пост зампреда ЦБ РФ, и именно в этом качестве привлек внимание испанских правоохранительных органов, заподозривших его в 2016 году в связях с Таганской ОПГ в Испании.

Согласно американскому Минюсту, Бутина въехала в страну в 2016 году по студенческой визе – поступила в Американский университет в Вашингтоне на магистерскую программу в области международных отношений. По словам Игоря Шмелева, предметом ее научных изысканий была деятельность общественных организаций, в большей степени относящихся к оружейной теме.

"Она разбиралась в оружии, ей нравилось оружие, она отлично стреляла, понятно, что ей было интереснее изучать организации в этой сфере", – говорит Шмелев. Кроме того, по его словам, из России Мария уехала еще в 2015 году, а в 2016-м на какое-то время возвращалась – возможно, чтобы оформить новую визу. Американский единомышленник Бутиной, житель Нэшвилла, штат Теннесси, фотограф Олег Волк утверждает, что Мария говорила ему, что уехала из России из-за давления властей: мол, ее движение набило оскомину и ей намекнули, что могут что-то подбросить и завести уголовное дело. Российские коллеги Бутиной об угрозах подобного рода не слышали.

Переехав в Штаты, Бутина начала активную общественную деятельность, заводя знакомства среди политиков-республиканцев, близких ей по взглядам в смысле защиты прав владельцев оружия. В июле 2015 года она даже приняла участие в предвыборном ралли Дональда Трампа, спросив будущего президента о его политике в отношении России. В том же 2015-м Бутина опубликовала статью в консервативном журнале National Interest, высказав мнение, что лишь новый президент-республиканец способен наладить отношения между Москвой и Вашингтоном.

Не оставила Бутина и оружейную тему. Как рассказывает Игорь Шмелев, еще в начале 2010-х "Право на оружие" начало выходить на общественные организации подобного рода в других странах, в том числе на американскую Национальную стрелковую ассоциацию (НСА), представители которой приезжали в Москву в 2013 году, встречаясь с активом "Права на оружие". И Шмелев, и Бутина, и даже Александр Торшин являются членами НСА, Бутина с Торшиным – пожизненными.

Мария Бутина с Александром Торшиным несколько раз принимали участие в различных конференциях НСА в Соединенных Штатах и до, и после переезда Марии. Впрочем, одними оружейными собраниями дело не ограничивалось: в 2016 году российская делегация во главе с Торшиным приехала на ежегодный Национальный молитвенный завтрак, который упоминается и в обвинительном заключении американского Минюста, утверждающего, что в рамках околозавтрачных мероприятий Бутина и Торшин ужинали с конгрессменами-республиканцами.

Впрочем, по словам другого участника делегации политолога Андрея Калядина, Марию Бутину пригласили на молитвенный завтрак в качестве переводчицы и даже заплатили ей гонорар, а все встречи носили характер реверанса: говорили о том, что мир лучше войны. Некоторое время спустя после молельного завтрака в издании McClatchy появилась статья о некоем расследовании ФБР в отношении Торшина, через которого Россия могла финансировать Дональда Трампа – через НСА, пожертвовавшей на кампанию 30 млн долларов. Упоминается в материале и Мария Бутина.

Распутин-республиканец

В рапорте агента ФБР помимо бывшего российского сенатора указаны и двое американских граждан из окружения Бутиной, которые привлекли внимание спецслужб. Одному из них она пишет в 2015 году, что новым президентом Америки, скорее всего, станет республиканец, и сейчас стоило бы наладить отношения с партией, которая традиционно ведет антироссийскую политику. Это, по словам Бутиной, которую цитирует ФБР, возможно сделать через членов НСА, обладающих заметным весом среди республиканцев. На участие в республиканских конференциях Бутина просит у своего собеседника 125 тыс. долларов, впрочем, были ли выплачены эти деньги, неизвестно.

По данным Washington Post, описание американца совпадает с юристом Полом Эриксоном, членом республиканской партии и НСА, с которым Мария Бутина познакомилась еще в 2014 году во время визита делегации НСА в Москву. The Daily Beast пишет, что в 2016 году Эриксон и Бутина даже открыли совместный бизнес в Южной Дакоте, но вид деятельности компании неясен. ФБР уверено: именно этот американец №1 (скорее всего, Пол Эриксон) и знакомил Бутину с представителями американского политического истеблишмента. 

Тот же The Daily Beast рассказывает о костюмированной вечеринке в честь дня рождения Бутиной, организованной в Café Deluxe рядом с Американским университетом, на которую пришли сотрудники предвыборной кампании Трампа. Участники вечеринки рассказали журналисту, что Бутина была в костюме императрицы Александры Федоровны, а Пол Эриксон в костюме Распутина, водка лилась рекой по ледяной скульптуре с изображением серпа и молота, Эриксон рассказывал гостям, что он работал в команде Трампа, а Бутина заявляла, что помогала представителям кампании Трампа в коммуникациях с Россией.

За статьями последовало внимание спецслужб: Андрей Калядин рассказал РС, что Мария Бутина жаловалась ему на то, что ее начали вызывать на допросы. "Она недоумевала: вроде демократическое государство, времена маккартизма и охоты на ведьм давно прошли, какие могут быть вопросы ко мне, студентке?" О характере своих бесед с американским следствием Мария не рассказывала.

Адвокат Бутиной Роберт Нил Дрисколл также сообщил на суде, что в апреле ФБР произвело обыск в ее квартире, а несколько месяцев назад она давала показания на закрытом заседании сенатского комитета по разведке и вообще уже долго сотрудничает с американскими госорганами, которых заинтересовали статьи о Бутиной в американской прессе.

Ареста она явно не ожидала, Андрею Калядину говорила, что находится на распутье: университет окончила, но работу в США найти не может, так что не знает, останется ли в Америке или вернется на родину. "Она старалась найти подработку везде, переводила, помогала, она никогда не шиковала, – говорит Андрей Калядин. – Она не чувствовала себя уверенно в смысле финансового положения, искала работу".

По данным газеты Washington Post, Бутина все же решила покинуть Вашингтон. Тогда-то ФБР и решило действовать – по данным источников газеты, ее поспешный арест связан именно с этим, а вовсе не со встречей в Хельсинки.

Ранее портал "Знай.ua" сообщал, что путинскую шпионку в США "наградили" еще одним обвинением.