Ад по ту сторону забора: что творится в психиатрических лечебницах

поділитись

0

0

Среди самых распространенных методов лечения – обычная терапия, карцер, пытки, галоперидол и аминазин

В августе и. о. министра здравоохранения Украины Ульяна Супрун посетила психиатрическую больницу строгого надзора в Днепре, чем вызвала немалый резонанс в обществе. Все дело в том, что в советские времена в клинику направляли "пациентов" из Украины, Молдовы, Беларуси и Прибалтики – причем не обычных больных, а диссидентов и тех, кто не согласен был с системой.

Супрун пообещала обнародовать документы по сфабрикованному диагнозу людей, таких как Анатолий Лупынис или Леонид Плющ, которых против воли удерживали в больнице строгого надзора. 

Конечно, времена поменялись, СССР больше нет, да и диссидентов тоже, но вот жизнь таких закрытых учреждений по-прежнему окутана тайной.

Что происходит за стенами украинских психиатрических больниц и интернатов, выяснил "Знай.ua".

Ненужные люди

В 2010 году в Новосавицком психоневрологическом интернате вспыхнул скандал, который стал достоянием общественности.

Больным, вопреки воли медперсонала, удалось связаться с активистами и правозащитниками и сообщить об убийстве одного из пациентов. Владимир Вовченко во время очередного приступа ударил медсестру, после чего мужчину просто забили до смерти, а тело решили по-тихому похоронить.

"Каким-то чудом кто-то из пациентов смог воспользоваться мобильным телефоном и позвонить нам, активистам организации "Комитет по борьбе с организованной преступностью и коррупцией". Они и раньше к нам обращались, жаловались на побои, мы приезжали, передали им два мобильных телефона, просили прокуратуру разобраться с происходящим. Но никто не отреагировал", - говорит правозащитник Алексей Косарев.

11 августа на телефон активистов позвонил больной и рассказал, что персонал избивает Владимира Вовченко. Активисты запланировали поехать на следующий день, но с утра больные сообщили, что Вовченко забили до смерти.

Санитары и директор начали рассказывать, что больной стал буйствовать, набросился на медсестру, его посадили в карцер, где у него не выдержало сердце.

У больных была другая версия произошедшего: санитары забили мужчину из-за того, что он отказался работать. Пациентов интерната заставляли тяжело работать в подсобном хозяйстве и на огороде, Вовченко не согласился – тогда санитар привязал его проволокой к кровати, бил сам, приглашал избивать мужчину других больных.

О смерти Владимира Вовченко никто не сообщил в правоохранительные органы. Вместо этого больных заставили копать могилу и самостоятельно хоронить умершего.

Следователям, прокурорам и специальным комиссиям больные показали еще 30 могил, в которых сами же похоронили своих товарищей, а спецкомиссия от МОЗ недосчиталась в интернате 100 пациентов.

Точку в этой истории через год поставил суд.

Троих больных, в том числе и того мужчину, который сообщил активистам о смерти Вовченко, признали выновными в убийстве покойного и отправили на дальнейшее принудительное лечение в психиатрическое учреждение закрытого типа. Санитар, который дежурил в ту ночь, был признан виновным в нанесении побоев средней тяжести и получил 1 год тюрьмы. Главврач Григорий Ткачук получил 4 года условно за то, что не оповестил правоохранительные органы о смерти пациента.

Примечательно, что на суде свидетелями выступил медперсонал, показания больных во внимание судом не принимались. На том дело и закончилось.  

Показательная история, не правда ли?

50 тысяч человек вне жизни

В системе Минсоцполитики сейчас работает 144 психоневрологических интерната, в которых находятся почти 28,3 тыс. пациентов с расстройствами психики, а также 70 психиатрических больниц, рассчитанных на 30 тыс. мест.

Такие заведения в нашей стране окутаны тайной, жутью и вечными разговорами. Обычно их жизнь скрыта от посторонних взглядов, но все чаще в прессу проскальзывают подробности лечения и жизни, которые шокируют и ужасают одновременно.

"Я медицинский работник. Сейчас много разговоров о больницах, о пытках холодом, но никаких слов не сказано о физических пытках, которые осуществляются в течении многих лет. Администрация больницы об этом знала, в том числе и главный врач. Я хочу рассказать правду, как ведут себя с больными санитары и некоторые медсестры, и даже врачи. В отделении были даже наручники, которыми приковывали больных к кроватям по три дня, лежали больные на сетках кроватей, из рук текла кровь. Во время ужина выливали горячий чай в лицо больным, потому что санитары не хотели ждать, пока больной выпьет чай. Били так, что у больных текла кровь из ушей…

У больных забирают деньги, воруют еду. Больному набрасывают на шею веревку, и за кусочек хлеба он ползет по коридору, а работники просто смеются над ним. Если больной не хочет пить лекарство, рот открывают плоскогубцами, наливают в двухлитровую пластмассовую бутылку воду и бьют по голове. Все, что там происходит, невозможно описать", - так рассказывает о своей работе сотрудница Ахтырской психбольницы.

Активисты и правоохранители заинтересовались заведением еще зимой этого года. А уже в марте прокуратура вручила подозрение главврачу больницы Лилии Неофитной (теперь уже бывшему главврачу).

Неофитную подозревают в причастности к гибели пациентов и фальсифицировании причин смерти.

"У нас есть пять доказанных случаев смерти пациентов, когда в свидетельстве о смерти было указано "сердечная недостаточность", тогда, как люди умирали от пневмонии", - заявил один из прокуроров по делу Александр Глядчишин.

Смерть пациентов от пневмонии наступила в результате холодов в самой больнице. Активисты уверяют, что на 200 человек больных в больнице числилось свыше 400 человек персонала.

Сама Неофитная отбрасывает все обвинения и говорит о политическом заказе против нее – доктор является членом партии "Батькивщина".

Неофитную хоть и уволили, но сейчас она под следствием, а на ее странице в социальных сетях значится новое место работы: Вторая областная психоневрологическая больница.

Антисанитария, пытки, одиночество

На самом деле, факты нечеловеческих условий и издевательств в таких заведениях раскопать очень и очень трудно. Персонал всегда в доле и на насиженных местах, терять которые не хочется. Больные на то и психически больные люди, слова которых нельзя воспринять. Родственники зачастую говорить боятся, чтобы их родным в таком заведении не стало еще хуже с условиями.

Подключаются активисты и неравнодушные к больным люди.

Например, житель Северодонецка Александр Семиряженко в прошлом году обратился в полицию с заявлением: над его дочерью издеваются в местной психбольнице. 

"Дочь от меня просто спрятали, потому что была в синяках, гематомах и со следами от ожогов! Дочь мне потом рассказала, что ее тягали, как поросенка, шваброй били по спине, по голове. Врачи как в рот воды набрали - слов не хватило. Почему их пациентка в синяках, как случился инцидент - объяснений просто не было", - рассказывает Александр. 

"Я не собираюсь это комментировать, инцидент должен быть расследован, тем более что избиения как такового не было", - говорит Николай Макогоненко, заведующий Северодонецким психоневрологическим отделением. 

Неофициально полицейские и следователи признаются – нет ничего хуже в работе, чем связываться с докторами.

"Приходит, допустим, женщина, пишет заявление в прокуратуру, где объясняет – она рожала в роддоме, доктора ей покалечили ребенка. Начинаем проверку. Но мы же не медики, заключение о том, правильно или неправильно поступили доктора, могут дать такие же медики. И тут приходят коллеги этого же медика и дают заключение: все было сделано правильно, нарушений никаких. Разве секрет, что в пределах одного города или области все главврачи знают друг друга и дружат целыми династиями? Что касается психбольниц – то это просто гиблое дело. Медперсонал никогда не оговорит коллег, а с больных что взять. Есть только родственники, которые не были на месте преступления, и с которых нечего взять. Даже если дело дойдет до суда – оно просто там провалится", - на условиях анонимности рассказал нам следователь из Черкасс.

Иногда в закрытые заведения наведываются активисты, которые просто ужасаются.

Та же Ахтырская больница освоила свыше 100 миллионов бюджетных средств – но нищета и убогость  поражают.

"Больница получила 132 миллиона государственных средств и 3,6 миллиона частных средств", - говорит активист и правозащитник из Сум Павел Борисов.

В прошлом году страшные фото из черниговских психдиспансеров распространили правозащитники. "Ложка, облепленная остатками пищи - такой вот обед пациентов Городнянской психоневрологической больницы. Кровати, пропитанные мочой. Грязь и сплошная антисанитария", - написали под фото. 

Лечение без лечения

Лечение в украинских психиатрических больницах и интернатах – это отдельная тема.

Все дело в том, что прогресс не стоит на месте – с каждым годом рынок фармацевтики предлагает новинки, в том числе и для психически больных людей. Но в Украине они просто не по карману – ведь пенсия больного зачастую минимальная, а лечение может стоит несколько десятков тысяч гривен в месяц.

Поэтому среди самых распространенных методов лечения – обычная терапия, карцер, пытки, галоперидол и аминазин.

Например, согласно закону буйных пациентов можно изолировать от остальных не более чем на 8 часов (но не ночью) в отдельной комнате с питьевой водой и туалетом. Фиксировать специальными ремнями разрешено максимум на 4 часа. При этом врач должен постоянно наблюдать за пациентом.

Но на деле все это далеко не так.

Неофициально санитары сознаются – пациентов принято разделять на несколько групп. Первая – небуйные, спокойные и адекватные, с ними почти нет проблем. Вторые – проблемные, но за них готовы платить их родственники. Таких не станут избивать или мучать, вовремя покормят, проконтролируют за отдельную доплату. И третья группа – никому не нужные, нищие и буйные люди. Обычно в третьей категории – зеки со стажем, больные шизофренией, наркоманы, алкоголики, сошедшие с ума и прочий контингент. Таких никто не жалеет и играть с ними никто не будет. В случае приступа – ногой под ребра, вот и вся терапия.

Есть такие заведения, которые состоят только из третьей группы, как тот же Новосавицкий интернат.

От больных, обычно, отказываются даже родственники, поэтому такие люди никому не нужны, их никто не хватится и искать не станет.

Жизнь без надежды

Участники мониторинговой группы Национального превентивного механизма в 2015 году, посетили психоневрологические заведения Черниговской области. 

По словам главы Центра информации о правах человека Татьяны Печончик, в Левоньковской психиатрической больнице пациенты находятся не на лечении, а скорее в рабстве. Условия содержания пациентов в психиатрических больницах и интернатах Украины сравнимы с пытками и жестоким обращением.

"Некоторые пациенты "лечатся" в больнице по 20-30 лет, хотя такие больные должны находиться в интернате. На питание больных выделяется 6,65 грн в день, поэтому они недоедают и отдают свои пенсии медперсоналу, который докупает на эти деньги для них еду. Тяжелобольные пациенты интерната не имеют возможности выходить на улицу на прогулку, поскольку в отделении для тяжелобольных нет пандуса. В отделении также нет душа, и больных моют, поливая из шланга. Ни в одном отделении интерната нет емкостей с питьевой водой. На лечение одного больного выделяется 1,45 грн в сутки. Многие пациенты живут в условиях, которые с точки зрения международного права приравниваются к жестокому обращению и пыткам", - рассказала Татьяна Печончик.   

Два года назад группа иностранных экспертов посетила ряд украинских судебно-психиатрических учреждений, включая печально известную больницу строгого режима в Днепре.

"В Украине людей отправляют в судебно-психиатрические учреждения не для того, чтобы вылечить. Их направляют туда, чтобы наказать. Им дают лекарства, зачастую сразу несколько препаратов и в высоких дозах. Они проводят до 23 часов в сутки взаперти. Им нечем заняться — разве что курить или читать книги, что само по себе сложно, ведь иногда из-за лекарств люди просто не в состоянии читать. Запирая людей в судебно-психиатрических учреждениях без какой-либо пользы, Украина теряет средства, которые могли бы помочь им стать полезными членами общества. Если бы парламентарии, наконец, поняли, что от остатков советской карательной системы пора избавляться, причем стремительно и радикально, можно было бы очень многое изменить. В постмайданной Украине так не может продолжаться. Эта система совершенно бесчеловечна, и ей нужно положить конец", - говорит Роберт ван Ворен, голландский советолог, правозащитник, генеральный секретарь международной организации "Глобальная инициатива в психиатрии", преподаватель университетов Грузии, Литвы и Украины, который был в составе группы.

В настоящее время в Украине проживают 1 690 тысяч человек, страдающих расстройствами психики и поведения, 254 тысячи из них являются инвалидами вследствие этой патологии. Некоторым повезло – у них есть дом или родственники, они могут сами себя обслуживать и не приносят вреда, а некоторые оказались уже там…

По данным Министерства обороны Украины, только за 2014 год и первое полугодие 2015-го нуждались в стационарной психиатрической помощи свыше 3 тысяч военных, участвовавших в антитеррористической операции на востоке Украины, что составляет 75,8% от общего количества психиатрических больных.

Можно сделать вывод, что система психоневрологических интернатов в Украине устаревшая, негуманная и должна быть в корне реформирована. Не хватает хорошо подготовленных профессионалов, а некоторые специалисты, например, реабилитологи, трудотерапевты, социальные работники практически отсутствуют в системе. 

"Если сравнивать с тюрьмой, то, с моей точки зрения, жизнь в тюрьме выглядит более обнадеживающе, поскольку человек, осужденный за преступление, знает, что его срок конечен, что через два года или через десять лет, но он выйдет на свободу. Человек же, приговоренный своей болезнью к жизни в интернате, знает, что это навсегда", - уверена член мониторинговой группы Юлия Пиевская. 

Любое общество всегда характиризируется по самым слабым его членам и отношению к ним. Это, как в механизме – где важен самый маленький винтик, и без него все рассыпается, и механизм не может функционировать. Но только у нас почему-то общество и ответственные чиновники привыкли закрывать глаза на всю ту искусственно из бедности созданную дикость по ту сторону больничного забора.  

Автор материала: 
Алена Вовченко
Теги: 
психбольница, интернат, больные, пытки, галоперидол, Новосавицкий интернат
Подорожание алкоголя вынуждает искать альтернативные варианты
0
0
14:00 17.09.2017
Родственники погибшей женщины даже извинений не дождались
0
0
14:45 21.08.2017
Плохие дороги, нелегальные водители, устаревший транспорт и дорожная мафия вынуждают украинцев каждый день рисковать своими жизнями
0
0
12:03 20.08.2017
Афера с системой ProZorro – самая успешная афера нашей украинской власти
0
0
08:40 07.08.2017
Террористы и высшие чиновники псевдореспублик перевозят семьи в Украину
0
0
14:30 01.08.2017